Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Военная кафедра


Работа на радиорелейной станции Р-404.

Мы за связь без брака.
Девиз связистов.






Работа на радиорелейной станции Р-404.

Война – это термин, которым мы определяли занятия на военной кафедре. Учили нас работать на радиорелейных станциях. Надо отдать должное военным. В деле обучения они просто не имеют себе равных. Скрупулезность, с которой они вдалбливали нам свой предмет, просто не имеет аналогов. Например, все мы не только знали управление и устройство станции, но и могли нарисовать на листе бумаги любой узел станции с номиналами составляющих деталей.

Учили нас полковники, что придавало занятиям определенную академичность. Все наши записи на уроках считались секретными и выносить их за пределы кафедры не полагалось. Вместо учебников нам выдавали специальные «Наставления».

Это была удивительная литература. Все критические моменты, когда описывалась какая-нибудь поломка, кончались одинаково: «Выключить станцию штатным образом и сообщить сержанту». Мой приятель даже нарисовал этого среднестатистического сержанта с ушами, опухшими от сообщений из «Наставлений». Внимательное чтение наставлений радовало нас совершенно неожиданными сведениями из курса общей физики и релятивистской теории Эйнштейна. Например, «Скорость распространения радиоволн в вакууме составляет 300000 км/сек» затем зачеркнуто, но прочесть все равно можно «а при попутном ветре и того больше».

Практические занятия на радиостанциях сводились к выработке автоматизма. Я мог с закрытыми глазами, или, не глядя на конкретный блок, уверенно произвести на нем переключения для перевода в другой режим. Так умел не один я, а все студенты. Между нами приходили соревнования, по скорости вхождения в связь и настройке многочисленных каналов. Надо сказать, что худшие из нас выполняли работы в два раза быстрее нормативов первого класса.

На другой стороне переулка, напротив нашего института располагался номерной завод. Такие заводы не имели имен собственных, а назывались почтовый ящик №….. В просторечье - ящик. Поскольку забор и ворота завода были покрашены в черный цвет, мы называли его “Черный ящик”. Все было бы ничего, но этот “Черный ящик” создавал мощный электромагнитный шум на частоте порядка 2Ghz. Шумел он не все время, а только с 1300 до 1400, а потом вел себя тихо.

В эти часы все студенты поголовно отказывались сдавать нормативы по связи. Полковник же считал нас суеверными и объяснял, что «Черный ящик» - это метафора и шуметь не может, на что наши отвечали, что, конечно, он прав теоретически, но практически Ящик шумит.

В военном лагере на Украине






В военном лагере на Украине.

После окончания четвертого курса летом нас вывезли в военный лагерь на Украине под Винницей для практического освоения полученных знаний и присвоения нам офицерского звания.

Еще о военном лагере читайте рассказ "Зачеты".

Начались наши сборы с недоразумения. Нас поместили в одну казарму со старослужащими, которые приняли нас за «Салаг», то есть за новобранцев. В нашей среде было несколько человек отслуживших свою службу в солдатах и даже один КАДЕТ – выпускник суворовского училища, которые организовали всех остальных.

В первую же ночь «Деды» поняли свою ошибку. Студенты совсем не салаги, хотя в армии и впервые. Ремень, намотанный на кулак – это очень эффективный аргумент в споре с дедами. Так что когда деды начали нас «Учить», то учение быстро переместилось на территорию Дедов, а пришедший разбираться патрульный наряд обнаружил лишь мирно спящих студентов и полный беспорядок на противоположной стороне. На следующий день и дальше в казарме мы ночевали одни, на противоположной стороне не было ни Дедов, ни коек.

Занятия в лагерях мне совсем не нравились. Теоретические занятия вели какие-то страрлеи, которые и в подметки не годились нашим полковникам. А на практических занятиях мы выполняли двухчасовой норматив за пятнадцать минут и маялись от безделья. Еще у нас была шагистика – это бессмысленное топанье ногами по плацу с песней. Все это мне не нравилось до определенного случая.

Как-то к нам во время практических занятий подошел старшина роты и показав сгоревший трансформатор от телетайпа, спросил: «Какой трансформатор от телевизора может заменить этот?»Я со всей ответственностью его заверил, что телевизионные трансформаторы здесь не подойдут и, что я возьмусь починить этот транс. Старшина озадачено на меня посмотрел и сказал, что обмотка спеклась внутри, и посчитать витки не удастся.

Теперь настала моя очередь удивляться: «Зачем же их считать. Железо же не сгорело, а витки можно рассчитать». Пока я соображал, на какой срок мне попросить индульгенцию на два часа или на три, старшина спросил меня: «Трех дней хватит?» Я кивнул, что, мол, хватит. Так я попал в ремонтную мастерскую.

Мастерская была небогата, но в ней было много всякого электрического барахла, к которому я привык еще на кафедре автоматики. Приступил к работе я основательно. Срезав обмотку и разобрав трансформатор, я засунул все железки в ведро с керосином, а сам сел выпиливать из электрокартона новый каркас катушки. По готовой катушке я прошелся шкуркой, и она стала выглядеть как покупная. Однако время шло очень медленно.

Я понял, что на три дня работу мне не растянуть и предупредил старшину, чтобы он не ходил проверять меня каждые два часа, а пришел бы только через три дня. Катушку я намотал за два часа, промазывая каждый слой шеллаком и прокладывая трансформаторную бумажку. Собранный трансформатор выглядел, как только что из магазина. Я погонял его под нагрузкой. Работал он отлично, но это меня не радовало, потому, что это означало конец моего отдыха.

Когда радостный Старшина забирал у меня трансформатор, я откровенно спросил его, нет ли в части еще каких-нибудь проблем. На следующий день Старшина представил меня какому-то старлею, который мечтал сделать систему контроля за наличием машин в гараже. То есть, когда машина выезжает из гаража на табло в штабе убавляется единичка, а когда приезжает то единичка прибавляется. Под эту работу я смело попросил месяц. В качестве элементной базы мне дали старую списанную телефонную станцию с большим количеством реле и лампочек.

Работу я презентовал к концу наших учений, так что никто ко мне не приставал с шагистикой и песнями на плацу.




Предыдущий рассказ
Студенческое КБ/Студент

Следующий рассказ
Пиджак/Студент


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru