Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Толик Тюленев

Так, где находится электрон,
Когда перелетает с одной орбиты на другую?
НИГДЕ!
Это уже не квантовая механика, а мистика какая-то.
Теоретические основы электроники.

Электронно-вычислительная машина Урал-12.





Коллектив электронно-вычислительной машины
"Урал-12".

С Толиком Тюленевым мы работали на кафедре Автоматики и Телемеханики в НИС. НИС – это научно-исследовательский сектор. В те времена разные организации заключали с учебными институтами договоры на разработку разных приборов, технологий, а также на решение производственных проблем. Обычно это было связано с недостаточностью средств на привлечение профессиональных институтов.

Еще о Толике Тюленеве читайте рассказ "Физика твердого тела"

Всего нас было трое: Толик, Саша и я. Располагались мы в лаборатории магнитной техники. Лаборатория эта была учебная. Поэтому мы отодвинули лабораторные стенды от стены и расположились в этой узкой щели. В оплату такого гостеприимства мы должны были следить за исправностью лабораторных стендов, что мы и делали безо всякого напряга. Мы втроем делали телеметрическое устройство для испытания бронетранспортеров. Саша делал мультиплексный радиоканал, Толик делал оцифровщик, а я регистратор.

Первое время нас напрягала необходимость заниматься еще и слесарной работой, поскольку электронные схемы где-то надо крепить и соединять между собой. Вездесущий Толик решил эту проблему в одночасье. Когда мы с Сашей сидели и прилежно разрабатывали схемы своих будущих приборов, открылась дверь, в нее протиснулась всклокоченная голова Толика и он с ходу обругал нас: «Чего расселись. На кафедре вычислительной техники «Урал-12» на помойку вынесли. Быстро собирайте инструменты и за мной. Да! Ножовку по металлу не забудьте».

Такое бывает нечасто. Когда мы прибежали на задний двор машину уже курочили человек пять. Но Толик забронировал секцию и не подпускал к ней мародеров. Я с ножовкой, а Саша с гаечным ключом, бокорезами и отверткой споро принялись за дело. Народ все прибывал, но у нас дело двигалось быстрее всех, так как мы не разбирали машину, а просто выпиливали ее часть, которую за раз могли унести втроем.

После того, как мы отнесли секцию на кафедру и пришли за новой поживой, от «Урал -12» остались только металлические шкафы, которые тоже бойко разбирали на запчасти. Железо нас не интересовало. Секция, которую мы утащили, представляла собой конструкцию с жестко закрепленными разъемами, в которые на защелках были вставлены ТЭЗы (Типовые элементы замены).

Таким образом, проблема конструктива была для нас надолго снята. Мы просто выпиливали нужный кусок этой секции и ваяли там свои устройства. Поскольку весь монтаж мы переделывали, то взяли на кафедре три бухты провода разных цветов: Саша - красный, Толик - черный, а я - белый.

После этого практическая работа закипела. По мере того, как усложнялся реальный макет, усложнялась и работа с ним. Конечно, кучу ошибок можно было избежать еще на стадии проектирования, но нам хотелось побыстрее начать делать само устройство.

Работа шла со скрипом. Саша и я свято верили в науку – электроника, а Толик смеялся над нами и считал, что схема, насчитывающая более двадцати транзисторов, имеет право на личную жизнь. То есть, говоря научным языком, мы с Сашей стояли на позициях диалектического материализма. А Толик на позициях схоластов-мистиков. Частенько Толик со словами: «Что-то строб потерялся. Пойду, покурю, и все рассосется»,- уходил курить.

Мы с Сашей решили для его же блага вернуть Толика на стезю материалистической марксистко-ленинской философии. Когда очередной раз Толик вышел покурить, я, быстро нащупав осциллографом в схеме Толика генератор, припаял к нему два провода, а к этим проводам подсоединил динамик-пищалку. Сам динамик я поставил среди своего барахла, так что он стал незаметен.

Когда Толик включил свою установку, раздался писк. Я, не поворачиваясь к нему, сказал сквозь зубы: «Сейчас транс сгорит». Толик, буркнув: «Знаю», полез под стол, посмотрел на расходуемую энергию и сказал: «Ток в норме». На что я ему возразил: «Значит, не там смотришь». Толик принялся чинить неисправность своим излюбленным методом, то есть пошел курить.

Накурившись до одурения, Толик сел на свое место и стал рассуждать: «Генераторов у меня до фига. Но сами генераторы не звучат. Нет не то. Я получил черные провода. Откуда же здесь белые провода?»Дальше он очень быстро нашел на моем столе динамик. Его возмущению не было предела. Наши с Сашей объяснения он отмел напрочь. И напоследок обещал нас тоже проучить.

Технические устройство для нашего с Сашей воспитания Толик соорудил на следующий день. Когда я, ничего не подозревая, вошел в лабораторию, то увидел расстроенную морду Толика. Проследив за его взглядом, я увидел конструкцию на ручке двери. Это был заряженный бумажный конденсатор, напряжение с которого остроумно было выведено к внешней стороне деревянной ручки двери.

Толик довольно хитро это сделал, использовав для передачи напряжения саму конструкцию крепежа ручки. Если бы я схватился за ручку, то меня неминуемо ударило бы током, но я за ручку не брался, а открыл дверь за нижнюю пупочку ручки. Саша пришел вслед за мной, открыв дверь локтем, так как его руки были заняты. Понаблюдав, специально, кто и как открывает дверь, мы пришли к выводу, что у конструкции Толика не было никаких шансов, потому, что все открывали дверь не за ручку.

Однако Толик был не такой человек, чтобы так просто сдаться. Он провел комплекс столярных работ и привел дверь в состояние, когда она захлопывалась достаточно плотно. Результат не заставил себя долго ждать. Дверь дернулась, потом дернулась еще раз вместе с криком: «Ааа…», а затем в дверь вошел руководитель нашей работы по НИС. Причастность Толика была очевидна и на него вылился ушат брани со всякими угрозами.

Руководитель ушел, а я, как непричастный, пошел за ним и рассказал всю историю. Он сильно заинтересовался нашими психологическими изысками и даже постоял со мной в коридоре кафедры, для проверки наших наблюдений. Короче говоря, я уговорил его вернуться и простить Толика. Все закончилось благополучно.

Страсть к экспериментам для моей специальности видимо является признаком профессиональной пригодности. Наши студенческие эксперименты, как правило, включали технический и психологический аспекты.

Например, научившись надежно припаивать медь к стали, мы изготовили пятак с припаянным к нему гвоздем. Вся эта конструкция начищалась до блеска и торжественно забивалась на самом проходимом месте - напротив двери кафедры Автоматики и Телемеханики. Человек, увидев пятак, нагибался, чтобы его поднять, но пятак не поднимался, а незадачливого кладоискателя наподдавали по заднице следующие входящие, которые, озаботившись пятаком, тоже получали по заднице. Таким образом, простой пятак вызывал круговорот задниц в природе.

Использование гироскопа в наших экспериментах, конечно, относилось к более высоким технологиям, но по классу постановки задачи было ниже пятака. В портфель незадачливому студенту аккуратно клали раскрученный гироскоп. Портфели обычно стояли в коридоре кафедры, прислоненные к стене. Пока испытуемый шел вдоль стены, все было хорошо, но его попытка повернуть, вызывала резкую реакцию портфеля, который просто выворачивался из рук студента.

Позже я всегда вспоминал эти наши эксперименты и всегда приходил к выводу, что участвую в подобных экспериментах непрерывно, только мне это не так очевидно, как в случае с Толиком. А экспериментирует со мной не старый приятель Толик, а государство в лице его многочисленных чиновников.




Предыдущий рассказ
Физика твердого тела/Студент

Следующий рассказ
Черный ящик Шухермахера/Студент


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru