Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Математик Кант

Все вещи материального мира делятся на вещи
в себе (непознаваемые) и вещи для нас (познаваемые).
Эммануил Кант.

Преподаватель математики Ливанов Кант Константинович





Преподаватель математики Ливанов Кант Константинович.

Фамилия Кант у меня долго ассоциировалась с немецким философом, который заинтриговал меня сентенцией из эпиграфа. Я развил бурную деятельность, но вскоре выяснил, что в советских универмагах вещи в себе не продаются принципиально, а за вещами для нас стояли жуткие очереди. Поэтому, для простоты понимания теории Канта, я переименовал вещи для нас в вещи для них, кто сумел очередь отстоять, и успокоился. Я думал, что этим все и кончится, но ошибся.

Мне повезло познакомиться в МИЭМе с математиком Кантом, хотя звали его не Эммануил, а Кант Константинович. Преподавал он весьма важную математическую дисциплину, которая называлась «Теория вероятности». Надо сказать, что Теория вероятности пронизывала все прочие предметы, которые мы изучали вплоть до пятого курса: кибернетика, теория оптимальных процессов, математическая теория эксперимента и многие другие. Так что к его предмету мы относились серьезно и со всем уважением.

Однако Канту этого было мало. Лекции он читал в нашем здании на малой Пионерской улице напротив Павелецкого вокзала. При входе в аудиторию он командирским голосом давал команду:
- Треп??!!!

Это означало, что студент продолживший разговоры, будет подвергнут экзекуции. Понятно, что Кант не мог контролировать наше сознание, когда, повернувшись к нам спиной, писал формулы на доске. Но на любое неопределенное шуршание бумаги, он громко выкрикивал:
- Тише!!!

Зимой все было еще терпимо, но весной мы открывали окна аудитории. Шумный мир Павелецкого вокзала моментально проникал к нам, через эти окна. Надо отдать должное Кану. Он терпел. Но, когда мимо проезжал трамвай, гадко лязгая на трамвайной стрелке, то Кант, выходя из себя, орал ему:
- Тише!!!

Студенты его немного побаивались. Можно было услышать такой диалог:
- С Кантом у меня нелады.
- С философом?
- Да нет. С тем, который на трамваи орет!
- Ого! Это серьезно.

Был у нас в группе веселый парень балагур Валера Фионик. С самого начала у них с Кантом возникла напряженность отношений, плавно переросшая в откровенный антагонизм. Любые мелкие и беззлобные шутки Валеры моментально приводили к тому, что его отправляли за дверь. Мало того, теперь Кант, входя в аудиторию, кроме обязательной команды «Трёп??!!!», чуть убавив громкость звука, сообщал нам: «А сейчас выполняем наш основной принцип изучения теории вероятности. Я здесь - Фионик за дверью».

Надо сказать, что Валера не унимался и всегда отпускал какие-нибудь шуточки. Все это кончилось враз и навсегда. Когда очередной раз Кант произнес свою формулу приветствия, Валера отпустил очень смешную, но злую шутку. Отсмеявшись, мы все ждали продолжения. Кант посмотрел внимательно на Валеру и сказал: «Браво, Фионик! Вижу проблески интеллекта. Можете оставаться».

Кант был влюблен в математику, и я вспоминал его самого и его теорию вероятности на всех последующих курсах института, потому что моя специальность, так или иначе, сводится к двум базовым предметам: Теории вероятности и Математическому анализу. В дальнейшем я при помощи знания Теории вероятности заработал целую авоську пива, а при помощи матанализа много бутылок водки. Ну, это так, к слову.

В банальной повседневной жизни Кант также отдавал предпочтение методам теории вероятности.

Однажды две девушки из нашей группы (Галя и Наташа) пришли пересдавать Канту эту самую Теорию вероятности. Конечно, какой-нибудь убеленный сединами философ стал бы экзаменовать их обеих, но математик Кант просто подкинул монетку (простейшая однобитовая модель эксперимента) и тут же выяснилось, что Наташе полагается зачет, а Гале пришлось сдавать предмет, а потом еще раз пересдавать.

Сам Кант пояснял основные принципы Теории вероятности на примерах из своей жизни и жизни прочих великих людей.

Например, поясняя принцип условной вероятности, он рассказал нам следующее: Допустим, я собрался лететь самолетом. Вероятность его падения Р1. Поскольку причин вызывающих падения несколько, то есть вероятность того, что террорист взорвет там бомбу. Положим ее равной Р2. Вероятность такой аварии будет Р1*Р2. А какова будет вероятность того, что самолет взлетел, а на его борту есть два террориста, у каждого из которых есть бомба? Такая вероятность будет равна Р1*Р2*Р2., то есть совсем ничтожна. Поэтому Вас совсем не удивит, что каждый раз, когда я собираюсь лететь самолетом, я беру с собой маа…ааленькую бомбу.

Вас, мои читатели, я призываю к тому, чтобы не дрожать при звуке новостей о терактах, а изучать теорию вероятности, как наш любимый учитель Кант.

Перечитал текст и понял, что наш любимый учитель выглядит каким-то чудаком и неадекватным человеком. Это совсем не так. Кант был (в то время) молодым и весьма остроумным человеком. Вот какие воспоминания о нем прислала мне моя однокурсница Наташа.

Однажды, придя сдавать нашей француженке пропущенные по болезни темы, я застала у нее Канта. Оказывается, он собирался в командировку в Алжир и срочно изучал язык. Француженка его очень хвалила за успехи, сказала мне, что он продвигается просто семимильными шагами. Через некоторое время я встретила Канта в коридоре и спросила его, что он собственно собирается делать в этом своем Алжире? На это последовал незамедлительный ответ: "Как что? Естественно, препод-д-давать!"

А вот Толик Тюленев утверждал, что если Канта мысленно поставить в центр Елисейских полей, то он сможет провести для нас умозрительную экскурсию по всему Парижу, не заглядывая в карту. Конечно, мы не проверяли, но поверили на слово. Уж очень Толик убедительно это говорил.

Была у нас такая девушка Татьяна, которая, по словам очевидца, "трудилась и днем и ночью". Об этом знал весь курс. На очередном экзамене Татьяна промямлила три слова по теме (это было все, что она знала о сдаваемом предмете). Кант выслушал ее, затем рассказал ей первый вопрос ее билета, потом второй, затем подробно объяснил ей, как она должна была решить задачу. После этого громко сказал: "Голубушка, Вы же ничего не знаете! И что же мне теперь с Вами делать?" Все присутствующие в аудитории с интересом насторожились. Кант наклонился к девушке и громким шепотом спросил: "А что Вы делаете сегодня вечером?". В аудитории наступила мертвая тишина. Татьяна порозовела, опустила ресницы и прошептала: "Я свободна". Кант принял исходное положение и обычным голосом сказал: "Ну вот, и подучите!"

Так что теперь вы можете сами убедиться, что человек, о котором живы воспоминания через сорок лет, не может быть ординарным.




Предыдущий рассказ
Юрий Власов/Студент

Следующий рассказ
Физика твердого тела/Студент


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru