Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Стройотряд

Анекдот про целину вспомнил.
Расскажи.
Нет. Ты смеяться будешь!
Проблема.

Наш стройотряд на целине

Наш стройотряд на целине. Распределение на работу.
Есильский район Казахской ССР.

После окончания первого курса института я поехал поднимать целину. До сих пор у меня есть значок ВССО – 1966. Это означает Всесоюзный студенческий строительный отряд 1966г. Поехать на целину в далекие казахстанские степи, для меня было желанным приключением, но туда брали только студентов после второго курса.

Когда я пришел в отборочную комиссию, то они с сомнением посмотрели на мой рост. Предвидя возражения, я с порога заявил: «Я сильный. Я штангу со своим весом жму три раза». Врач сказал: «Сейчас проверим. Дуй вот в этот шланг». Не знаю, как это называется, но шланг был связан с двумя кастрюльками (одна внутри другой дном вверх). При выдохе внутренняя кастрюлька поднимается. После того как я дунул и верхняя кастрюлька поднялась врач с уважением посмотрел на меня и спросил: «Спортсмен?» - я ответил: «Нет. Музыкант».

Не знаю, что они увидели в этой кастрюльке, но меня взяли в стройотряд. Тотчас же мне сделали укол и сказали, что эта вакцина ото всех азиатских болезней на десять лет вперед. Мне и раньше делали укольчики, но такой гадости пробовать не приходилось. Буквально через час у меня заболели все суставы, зубы и голова. На следующий день поднялась температура, и во всем теле было ощущение, что вчера я серьезно дрался и весьма неудачно. В институт я все же пошел, чтобы меня не признали слабаком. В итоге я был единственный, кто пришел после укольчика.

В Есильский район Казахской ССР мы добрались без приключений. На месте нас поместили в школу на берегу реки Ишим. Всего в стройотряде было два закона. Первый - «Коммунизм» (вещи, сигареты, еда общие). Второй - «Сухой закон» (ни капли алкоголя, включая пиво). Летом в степи есть две неприятности жара: под пятьдесят градусов Цельсия и ветер, который гонит через стройку заряд пыли и мелких сухих травинок.

Под городом Есиль мы строили коровники. Распорядок дня был такой в 4:30 – подъем, 6:00-11:00 – работа, 12:00 – 16:30 – обед, 17:00-20:00 – работа. Такой длинный обед был вынужденной мерой, потому что работать в это время люди, изнеженные российской прохладой, просто не могли. Постепенно мы сокращали обеденный перерыв, привыкая к жаре и увеличивая свое свободное, вечернее время.

Если к жаре можно привыкнуть и даже получать от нее удовольствие, то без воды человеку очень плохо. Как говорят «Полная труба». Вода в колодцах села, где мы работали, была привозная, а из Ишима нам запретили пить под страхом смерти.

Что значит привозная вода? В землю закапывается автоцистерна на глубину порядка пяти метров, а поливальная машина наполняет ее по мере надобности. На дне цистерны со временем образуется ил. Частенько в этих цистернах живут лягушки. Вывод нашего врача был однозначен: «Из колодцев пить некипяченую воду нельзя».

Первое время нам на объекты привозили огромные котлы кипяченой воды, которая на этой жаре не остывала. Но и эту горячую воду мы выпивали в мгновение ока. При этом рядом с объектом стоял колодец. Через неделю мучений я решил рискнуть и выпил холодной воды из колодца. В моем организме сразу же открылся маленький краник, через который потекло все, что я съедал или выпивал.

Никто не последовал моему примеру, но я не жаловался врачу, а продолжал пить эту воду. Неприятности продолжались всего два дня. На третий день кто-то закрыл краник в моем организме, и все стало как прежде, только теперь я пил воду из колодцев, как местное население. Зависти моих товарищей не было предела. Не смотря на стоны нашего врача, все 50 человек последовали моему примеру. Этот ужас невозможно описать. Представьте себе туалет на 5 очков, который непрерывно занят, а Вам очень надо. Причем надо и на работе, и дома.

Выход был найден моментально. Все стали ходить с лопатами, которых в нашем распоряжении было достаточное количество. Штыковая лопата подходит идеально. Небольшое неудобство, когда тебя видно со всех сторон практически никого не смущало. Принцип «сделал – закопал» действовал безотказно. Наш отряд внес-таки свою посильную лепту в дело возрождения плодородия целинных и залежных земель Казахстана.

У нас была разработана система получения вознаграждения за труд. Все, что мы зарабатывали, кидалось в общий котел, откуда черпались средства на поддержание коммуны. Оставшиеся деньги после окончания всех работ должны были быть распределены между нами пропорционально заработанным единицам, как сейчас говорят юнитам. Юниты зависели от типа работы и нормы выработки, положенной на данный тип работы. Все юниты суммировались, и заработанные средства делились методом пропорционального деления. Все было довольно просто.

Так что мы с приятелями Юрой Кедровым и Колей Хировым решили заработать больше других. Мы клали кирпич, где учет работ идет в кубометрах. Поэтому, когда стенки коровников на всех объектах превысили полтора метра, и потребовалось делать леса, наша команда единственная из всех не снизила темпов кладки.

Способ кладки мы разработали свой и весьма эффективный. Я становился на плечи Юры, а Коля по команде «Раствор» совковой лопатой закидывал раствор на верхушку стены, и неспеша начинал обстреливать меня кирпичами, целя в голову. Я ловил эти кирпичи и пристраивал на верхушке стены, а пока я их пристраивал, уворачивался от прочих кирпичей, которые летели мне в голову. Такой метод кладки был необыкновенно эффективен, но нашему начальству он не понравился, и всю нашу команду перевели в подносчики раствора, где заработать не светило вовсе. Коля смирился, а мы с Юрой попросились в карьеристы.

Это вовсе не то о чем Вы думаете. Карьеристами у нас называли людей, которые ручным способом разрабатывают в каменном карьере бутовый камень, сокращенно бут. Кстати первая газета, которую мы сделали на целине с приятелем Геной, так и называлась: «МИЭМ и Бут». Название не понравилось начальству, и его сменили. А зря. Название точно отражало суть нашей работы. Карьеристы получали самый высокий коэффициент против прочих работников.

Работали мы по методике, освоенной еще первыми коммунистами на каторге. Берется обыкновенная кувалда, весом в 8 килограмм и наносится удар по вертикальной бутовой стенке. В одну из образовавшихся трещин забивается зубило. Когда трещина расширяется до двух сантиметров, то в нее втыкается лом. Далее, используя лом, как рычаг, нужно обрушить слой бута и быстренько отбежать, чтобы не придавило. Затем совсем просто. Нужно все той же кувалдой поколоть большие куски и погрузить в машину полуторку. Таких машин надо за день нагрузить 12 штук.

Первые дни мы с Юрой уставали так, что, придя с работы, просто не могли пошевелить ни рукой, ни ногой. С течением времени, однако все встало на свои места. Я окреп физически настолько, что перекидать в кузов лишнюю тонну камня, не составляло для меня проблемы.

А еще мы с Юрой включили в работу инженерное мышление и разработали новую систему погрузки бута. Мы подгоняли машины к отвесной стенке и сдвигали пласты бута не вертикально, а горизонтально, сбрасывая их прямо в кузов машины. Налицо экономия огромного количества килограммометров работы. За счет этого мы стали обслуживать до двадцати машин в день.

За лето заработали мы с Юрой по четыреста пятьдесят рублей на брата, что было по тем временам весьма неслабо. Не могу сказать, что моя работа карьеристом была безоблачна. Один раз на работе я получил травму, которую усугубил огромный девяносто килограммовый баран.

К тому времени мы уже освоились с технологией разработки бута. Так вот, когда я стал сдвигать пласт бута, то лом отковырнул кусочек от сдвигаемой плиты и, поскольку я тянул лом на себя, то стукнул себя же этим ломом по лбу. Это был типичный нокаут и отключением от реальности и последующей тошнотой. Юра заботливо довез меня до нашего стойбища, где моментально было решено дать мне отлежаться весь следующий день.

Сердобольные водители для поправки налили мне стакан водки и я заснул. На следующий день у меня очень болела голова, и постоянно хотелось пить, однако передвигался я сам по себе. Увидев, что я самостоятельно двигаюсь, наш завхоз дал мне в руки веревку, к которой был привязан огромный баран и сказал: «Все равно ты отдыхаешь. Так что пойди, попаси барана в степи, пока его не зарезали». Мне было очень хреново, но отказаться я не мог, потому, что и так я прогуливаю работу.

Баран лег прямо у входа в палатку, где травы совсем не было. Я стал тянуть барана в степь, он хрипел сдавленным горлом, и вставать не желал. Намаявшись с бараном, я сел на него. Баран как будто ждал этого момента. Он вскочил и вприпрыжку понес меня в степь. Метров двадцать я на нем проскакал, но затем свалился. Баран протянул меня несколько метром по земле, захрипел, но потом смирился и стал мирно пастись вокруг меня, используя мое тело, как кол для привязи.

Я попал в глупейшее положение. С одной стороны я был совсем рядом с нашим лагерем, но с другой стороны я не мог ни отойти в тень, ни выпить воды. Покорившись судьбе, я покрепче привязал веревку барана к своей руке, чтобы, баран не убежал, когда я впаду в беспамятство. Выдержал я примерно четыре часа, но потом все же отключился. Правда скоро пришли наши ребята и не найдя живой шашлык, быстро нашли и меня, и барана.

На следующий день я чувствовал себя тоже плохо, но решил поехать в карьер, поскольку никак не мог отойти от того ужаса, когда я беспомощный находился во власти безмозглого барана.

Далее для тех, кто может оказаться в подобной ситуации!

Ровно сорок лет спустя я опять находился в Казахстане (уже независимой республике) и ситуация с бараном повторилась. На праздник «Курбан Айт» руководство нашей организации решило принести в жертву барана, как это принято у всех правоверных мусульман. На скотный рынок я поехал с очень опытным в этих делах коллегой Досмуханом Султанбековичем.

Наверняка мой вид тотчас подсказал хитрым скотоводам, что перед ними ЛОХ (так в те времена именовался ЛАЖУХ). Один бойкий казах продавец, ухватив меня за рукав, потащил к одиноко стоявшему барану и сказал: «Покупай, хозяин, барана. Не пожалеешь. Шашлык из него будет таять во рту». Досмухан в это время почувствовал, что я потерялся и моментально меня нашел. Он даже услышал последние слова продавца. Ни слова не говоря, он ухватил барана за яйца и с издевкой спросил продавца: «Этого что ли покупать?». Продавец скис и как-то сразу весь пожух.

Он понял, что нам этого барана всучить не удастся, хоть сбрось половину цены. Досмухан не стал объяснять мне суть их почти безмолвного диалога с продавцом, а только наградил продавца нелестным словом. Вскоре Досмухан выбрал барана и сказал мне: «Плати, берем этого». Я спросил его, почему он не держал и этого барана за яйца, а он мне ответил: «Что в данном случае ничего доказывать никому не надо. Баран и так хорош». С этими словами он вручил мне веревку, к которой был привязан баран.

Когда я потянул за веревку, баран захрипел, но не сдвинулся с места. Ситуация повторилась в точности. Я стоял с только что купленным бараном посреди скотного рынка, а он никуда не хотел идти. Тут из толпы опять вынырнул Досмухан с большим куском полиэтилена. Он дал мне понести полиэтилен, а затем из-под правой задней ноги барана одной рукой подхватил его левую ногу. Таким образов обе задние ноги барана оказались в воздухе, и он пошел вперед. Ловко двигая вправо и влево задними ногами барана, Досмухан заставил его пройти через весь рынок к автостоянке и конкретно к нашему автомобилю, филигранно обходя скопления людей и отдельные предметы.

Баран в багажнике автомашины для праздника Курбан Айт


Баран в багажнике автомашины для праздника Курбан Айт.
Алма-Ата. 2005 год.

В багажник барана положили на предварительно постеленный полиэтилен и связали ему три ноги, а одну ногу оставили свободной, на мой вопрос: «Почему именно так несимметрично?», - Досмухан, набравшись терпения, мне объяснил: «Если у барана связать четыре ноги вместе, то будет нехорошо барану, а если только две ноги, то будет нехорошо машине. Так что три ноги – это компромисс». Хорошо, когда рядом профи, а то глядишь, разовьется комплекс неполноценности относительно всяких там баранов.

Самое интересное, что когда, я показал Досмухану этот рассказ, он мечтательно произнес: «Вы работали в центральном Казахстане. Я помню, мы с отцом тоже ездили туда заготавливать баранов. Там были НАСТОЯЩИЕ БАРАНЫ!!».

Единственно, что меня успокаивает во всей этой истории, что я потерпел поражение от НАСТОЯЩЕГО БАРАНА.

Еще о Досмухане читайте рассказ Кочевники из цикла «Алматы».




Предыдущий рассказ
Студенческий КВН и Леня Якубович/Студент

Следующий рассказ
Коварный Ишим/Студент


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru