Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Гениальные идеи

Находясь крепко под мухой,
Милиционер открыл огонь,
А затем изобрел колесо.
Из цикла «Простые гении».

Мольнар Анатолий Гезович





Анатолий Гезович Мольнар.

Анатолий Гезович Мольнар был четвертым человеком, принявшим участие в моей судьбе. Он много сделал для меня, изменив некоторым образом мое мировоззрение, и помог мне житейскими советами, которые мне не у кого было получить. Я действительно баловень судьбы. Мне очень везло в жизни на встречи с хорошими людьми. Познакомились с Гезовичем мы ввиду его аномальной реакции на мой метод получать пятерки.

О моей системе учиться на одни пятерки читайте рассказ Как стать отличником?.

Гезович читал у нас курс алгебры логики, применительно к элементам автоматики. Курс довольно простой для восприятия, и я его отнес к «простым». Исходя из моего метода, чтобы расположить к себе преподавателя, я должен был прийти на консультацию перед экзаменом и, улучив момент, задать вопрос, который по своей глубине поразит этого преподавателя. Затем сдавать экзамен я должен был именно тому преподавателю, который запомнил меня с хорошей стороны.

Неправильности начались с самого начала. На консультацию я пришел один из всей группы. Поэтому моя «Умная» домашняя заготовка не была оттенена прочими глупыми вопросами. Но система - есть система. Я задал Гезовичу каверзный вопрос. Он просто ответил и все. Стало быть вопрос не попал в цель. Но у меня в запасе было еще два вопроса. На втором вопросе он оживился и предложил мне, прежде, чем приступить к ответу на вопрос, решить небольшую задачку. «Проверяет!» - подумал я и быстренько решил задачку.

Дальше Гезович ответил на мой вопрос, то есть, по сути, изложил новый метод минимизации логических структур и предложил мне решить прежнюю задачку этим методом. Новый метод «колол» структуры весьма эффективно и поэтому Гезович дал мне задачку посерьезнее, на которой я сел в лужу. Но это же консультация, а не экзамен и поэтому он сам подключился к решению непростой задачки. Эту задачку мы решили лишь три часа спустя. Консультация, таким образом, продлилась пять часов.

На следующий день Гезович, завидев меня входящим в экзаменационную аудиторию, приветливо помахал мне рукой: «Мол, нечего брать билет. Садись. Так поговорим». После этого он гонял меня по всему курсу целый час да еще наградил задачкой с подковыркой, которую, как он признался, сочинил специально для меня. Он поставил мне все-таки пять баллов, но оставил в душе след вопиющей несправедливости.

Позже, когда мы стали друзьями, я все-таки допытался у него, почему он так поступил. Во-первых, он не очень четко помнил, что вошло в курс, а что нет. Во-вторых, он на консультации подумал, что зря не дал нам этот хитрый метод минимизации и решил рассказать о нем хоть мне одному, а в-третьих, на экзамене он решил, что занять время ожидания подготовки других студентов он может беседой со мной. Не подействовала на Гезовича моя система.

На другой семестр он случайно встретил меня в коридоре и спросил: «Нет ли у меня желания решить одну задачку для ума?». У меня такое желание было всегда. Так что, получив задачку, я принес через день ее решение. Гезович меня не похвалил, а сказал, что инженер должен не столько писать на бумаге, сколько думать головой и отправил меня думать дальше. Задачка эта была на минимизацию и соответственно лучшей была электронная схема, которая делала все что нужно, но при этом содержала минимальное количество элементов.

В конце недели я уперся и сказал Гезовичу, что уже ни одного элемента выкинуть нельзя. После этого он сказал: «Конечно!» - и на моих глазах выкинул еще два элемента. Я был посрамлен и думал над задачей еще неделю, после чего придумал нечто универсальное, что годилось по моим понятиям везде. Я пришел к Гезовичу и сказал: «Вы знаете, у меня гениальная идея». Он очень заинтересовался, но, послушав меня немного, потерял к идее всякий интерес.

Я решил, что он не понял что к чему, но выяснилось, что я излагаю давно известную схему, которая имеет даже название «прямоугольный дешифратор». Еще через неделю я принес Гезовичу еще одну гениальную идею и опять облом. Он сказал мне: «Нельзя быть таким чудовищно невежественным. Эта схема называется пирамидальный дешифратор. Так что постарайся про многокоординатный дешифратор прочитать в книге, а не придумывать заново».

Видя, как я расстроился, Гезович дал мне еще одну задачку для ума: «Расчет резистивных сеток». Я честно взялся ее решать, и вдруг выяснилось, что мне надо решить систему из ста линейных уравнений со ста неизвестными. Врукопашную это серьезный труд. Когда гордый за свои свершения, я явился к Гезовичу, то он тихо поудивлялся моей безграмотности, но похвалил настойчивость.

Потом он буквально на половине тетрадной странички проверил мои вычисления и даже нашел в них ошибку. Его рассуждения были просты и понятны, а я опять чувствовал себя оплеванным. Научиться решать инженерные задачки для меня было делом чести и я прилип к лаборатории магнитной техники, которой командовал Гезович.

Главной достопримечательностью лаборатории магнитной техники был аквариум. Это было огромное сооружение, предназначенное исключительно для жизни рыб, занимавшее весь подоконник лаборатории. Для рыб там были устроены все удобства в виде лабиринтов, кормушек, подачи воздуха и улиток, которые чистили стекла аквариума.

«Гвоздем программы» в аквариуме была декоративная щука. Ростом эта Щука была не больше мизинца, но повадки и нахальство у нее были поистине щучьи. Она бесстрашно атаковала любой палец опущенный в воду, притаившись в зарослях охотилась на мальков. Способ атаки у щуки был всегда один и тот же. Притаившись она выжидала, затем она мгновенно перемещалась на то место, где только что был малек. Вот и вся охота.

Как-то Гезович сказал мне, что не помогут ни знание математики, ни знание электроники, если у тебя нет головы. Не просто сказал, а и продемонстрировал. Он попросил меня спаять эмиттерный повторитель с определенными параметрами. (Это схема, состоящая из одного конденсатора, трех сопротивлений и одного транзистора).

Я моментом рассчитал нужные номиналы и довольно быстро спаял эту схему. Однако при проверке выяснилось, что она не работает. В расчетах ошибки не было. Я проверил монтаж. В нем тоже не было ошибок. Целый час я прикидывал и так и этак. Ошибки не было, а схема не работала. Я даже позволил себе усомниться в справедливости закона Ома (был такой грех). После часа тупого сидения я пришел к выводу, что те элементы, из которых состояла схема не совсем такие, какими кажутся.

Это было верное решение. И буквально через минуту я торжественно произнес: «А конденсатор-то битый». На что лаборант Ионов ответил: «Конечно битый. Что же ты, отличник, так его долго искал?».

После этого случая, я не гнушался ни пайкой ни слесарной работой, ни наладкой. Я понял, что расчеты на бумаге – это далеко не все. Практика – критерий истины. Многие назовут это выражение трюизмом, но, если это плод твоего опыта, то этому знанию цены нет. Потом, начав работать, я встречал людей, которые рисовали сложные динамические модели на бумажке, а на практике не могли запустить простейшую двухконтурную систему регулирования. Все они были чистенькие снобы и знали математику. Я тоже знал математику, но очень сильно от них отличался. Как-то несколько лет спустя я пришел посоветоваться к Гезовичу насчет интересовавшей меня технической проблемы. Он посоветовал два пути решения задачи и попутно сказал:

- Знаешь? Твой технический уровень сильно вырос.
- Почему?
- У тебя исчезли гениальные идеи.




Предыдущий рассказ
Артур – друг детей/Студент

Следующий рассказ
Команда студентов/Студент


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru