Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Черный ящик Шухермахера

Что будет, если в Черный ящик
запустить Белый шум?
Вопрос на засыпку.

Выставка в Сокольниках в наши дни

Выставка в Сокольниках в наши дни.

На четвертом курсе состав нашей команды НИС изменился. Саша умер, а вместо него появился новый член команды Дима. Толик, Дима и я были едины в своей любви к нашей специальности. Мы с удовольствием ходили на защиты диссертаций, работали по НИС и посещали все возможные выставки, где можно было почерпнуть что-то новое. В тот год мы занимались магнитострикционными датчиками, для измерения больших масс (порядка десяти тонн).

В нашей работе была одна неприятность, которая знакома всем прибористам. Для того, чтобы создать измерительный прибор нужно иметь другой такой прибор, чтобы проверить точность измерителя, (поверить измеритель). Такой поверочный измеритель должен быть гораздо точнее создаваемого измерителя. В нашем случае такого поверочного измерителя не было, так что Всеволодов – наш руководитель был постоянно озадачен этой проблемой.

В Сокольниках в те годы постоянно проводились выставки ЭКСПО. В 1969 году выставка была большая и интересная. Наша троица шла по выставке, впитывая все новинки электронной техники. Мы собирали описания измерительных приборов, просто для того, чтобы на досуге понять мировой уровень этих разработок. Чтобы не таскать рассыпающуюся пачку, я взял с информационного стенда пакет формата А4 и сложил туда все бумаги.

Самое большое впечатление на нас произвели два экспоната. Первый экспонат, собственно экспонатом и не был. Это был большой черный ящик, одиноко стоящий на отдельном столбе. На ящике явно выделялся выключатель и лампочка «сеть». Толик, проходя, включил сетевой тумблер. Тотчас включилась лампочка сеть, и из ящика послышалось недовольное урчание. Крышка ящика открылась, в щель высунулась рука и выключила выключатель. После этого рука спряталась и крышка захлопнулась. Какое-то время мы оторопело смотрели на ящик и, вдруг, Дима сказал: «Ребята! Так ведь это черный ящик». Смеялись мы до слез.

Дело в том, что в технической кибернетике и математической теории эксперимента действительно есть такое понятие. Это идеализированная неизвестная система, про которую неизвестно как она устроена, но зато известны ее реакции на воздействия, или вероятность таких реакций. Это просто один из терминов, которые не переводятся буквально: типа «Белый шум», «Мертвое время» или «Запас по фазе». Черный ящик тот час собрал вокруг себя таких же галдящих технарей вроде нас.

Рядом с черным ящиком, практически ни чем не выделяясь, стоял стенд фирмы Сименс с цифровыми вольтметрами. Так вот там стоял вольтметр с девятью полными десятичными знаками. Это превышало голубую мечту Всеволодова ровно в тысячу раз. Я думаю, что и сейчас такой прибор стоит недешево, а тогда это был просто уникум. Проспект этого прибора так же лег в мой пакет.

Когда наша команда вернулась в родные пенаты, я стал разгребать информационный мусор, вытряхнув все из своего пакета. Вместе с техническими данными различных приборов на стол вывалился чистый листочек – бланк выставки. Мне очень хотелось показать проспект на поверочный прибор Всеволодову, но общий вид листочков навел мня на другую мысль.

Я зарядил чистый лист в кафедральную печатающую машинку и набил текст, от якобы представителя фирмы Сименс с предложением этот прибор купить. Сначала я хотел подписать письмо доктор-Шумахер (делающий ботинки), но потом передумал и подписал доктор Шухермахер (делающий шухер). Поскольку обратный адрес на конверте уже был напечатан, я напечатал только адрес родного института. Всеволодов был человеком со здоровым чувством юмора, и я предполагал, что мы вместе с ним посмеемся над этой шуткой. Конверт мы положили ему на стол.

Как Всеволодов открыл конверт, мы не уследили. Он просто подошел к столу и смахнул всю корреспонденцию себе в портфель. Но самое ужасное, что он поверил в эту ерунду, поскольку очень хотел, чтобы это было правдой. Мы еще сидели в лаборатории, когда разведка донесла, что Всеволодов уже обработал Ректора института, утряс вопрос с бухгалтерией и готовился к поездке в Минвуз СССР на предмет выделения валюты.

Собственно, на этом этапе мы и подослали к нему лаборанта кафедры автоматики с сообщением, что «Все это шутка». Если вы никогда не стояли рядом с атомной бомбой в момент взрыва, то никогда не поймете, что происходило на кафедре. Самое простое, что Всеволодов обещал – это уволить шутника из института. Я, естественно, сидел тише воды, ниже травы. В общем, меня не задело.

Год спустя я защитил диплом. После защиты, я купил бутылку коньяка и пошел поблагодарить своего руководителя диплома Всеволодова. А, чтобы коньяк не прокис от неправильного хранения, мы его выпили, и я, движимый чувством вины, решил открыть страшную тайну появления того злополучного письма.

К моему удивлению Всеволодов никак не прореагировал на мое признание. Он сказал мне: «А я тебя вычислил». Когда прошлый раз я успокоился, то стал прикидывать, кто и как может на нашей кафедре пошутить. Отметём людей солидного возраста - остается восемь человек. Из них обостренным чувством юмора обладают лишь трое. Сметанин, скорее всего, повесил бы над моим столом берцовую кость быка и написал бы «Гранит науки» или что-нибудь в этом роде. Ионов положил бы мне на стол, тщательно подготовленный приказ о моем увольнении. Обрати внимание, что на технические шутки они не способны. Значит, кроме тебя, некому."

В дальнейшем, вспоминая эффект Шухермахера, я никогда не шутил с людьми насчет их «Сокровенного».




Предыдущий рассказ
Толик Тюленев/Студент

Следующий рассказ
Артур – друг детей /Студент


Скачать Теодорычевы байки






















Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru