Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Переводчик

Переведите фразу:
«Маленькая девочка
хочет целоваться».
Вопрос на засыпку.

Открытие Олимпиады-80 в Москве

Открытие Олимпиады-80 в Москве.

В 1980 году в Москве проводились международные олимпийские игры. Первым делом все НИИ нашего министерства попытались урвать немного от олимпийского пирога. Речь идет об электронном русско-английском переводчике. Впереди шли такие киты электронного производства как Зеленоград, Минск, Смоленск, Воронеж, потом шушера помельче, а уж на нас вообще никто не рассчитывал. В то же время наша команда, изучив все существующие переводчики, сделала предложение, которое, вопреки традициям, не являлось копией существовавших тогда электронных переводчиков.

Это был принципиально новый подход для переводчиков носимого типа. Все делали обычные словари, где существительные хранились в именительном падеже единственного числа, а глаголы в неопределенной форме, такие же ограничения были наложены и на прочие части речи. Эти переводчики переводили только слова, то есть, по сути, были слабенькими словарями. Мы же предложили подход с разбором синтаксиса предложения, что в те времена делалось только на больших ЭВМ типа IBM360. Мы даже наведывались во Всесоюзный центр переводов, возглавляемый академиком Марчуком, где над нами весело посмеялись. Бюджет мы запросили такой смехотворный, что министерские бонзы решили его нам дать. Просто так, на авось.

В результате с начала 1979 года вся наша команда включилась в разработку электронного переводчика. В нашей команде было два электронщика и два математика программиста. Дима, правда, тоже был электронщиком, но ему очень нравилась хозяйственная деятельность, и он целиком отдавался этому делу. Он доставал из-под земли буквально любой дефицит, который был нам нужен. До сих пор непонятно, как мы за год выполнили весь этот огромный объем работ. Сидение сутками на работе было в порядке вещей. Некоторые недели я приходил домой только в воскресенье. Из-за того, что нас никто не воспринимал всерьез, мы получали информацию и в Зеленограде и в Минске и Саратове. Общаясь со специалистами Зеленограда, мы сумели доказать им, что мы не обыкновенные просители, а кое в чем можем быть им полезными.

Располагались мы в башне лабораторного корпуса на территории завода недалеко от Рязанского проспекта. Это было хорошее место. Никто нас особенно не беспокоил и, если бы не Лярский – зам директора по науке, было бы прекрасно, но нет в жизни совершенства. Мы делали все сами своими руками и программаторы, и эмулятор ПЗУ (эта железка была вообще размером с письменный стол), и собственно переводчик, и тренажер для однокристаллок.

Когда я приезжал в Зеленоград, то они удивлялись, что я одновременно занимаюсь всем этим, когда у них под каждую из этих проблем есть специальные отделы. Наши программисты тоже занимались всем подряд: писали драйвера устройств ввода-вывода, тесты для однокристаллок, программы управления программатором, и даже свой дебагер. В то же время один из наших программистов занимался изучением русского языка. Помню такой момент, когда у нас уже все принципиально работало, он запустил свою программу, которая лихо перевела next frame как «следовавшиющийскийка кадр». От этой бредятины у меня внутри все оборвалось.

Правда через день все наладилось, и наш монстр стал довольно сносно переводить. Оставался месяц до конца работ, и тут выяснилось, что наша машинка потребляет десять ватт, что для устройств носимого типа недопустимо. В борьбу за экономию электроэнергии включились все: программисты писали энергосберегающие драйверы, а электронщики, включая Диму, переделывали сам переводчик, применяя совершенно недопустимые решения. Например, мы снижали напряжение на однокристальной ЭВМ до такого уровня, что она переставала работать, но зато хранила все свои промежуточные регистровые инструкции, а затем резко повышали напряжение питания до нормального уровня, пробуждая однокристаллку.

Вот, наконец, настал день, когда наш переводчик с одной стороны работал, а с другой стороны помещался в руке. Кроме того, Дима где-то у военных раздобыл целую коробку пальчиковых батареек без маркировки. Для эксперимента я согнул большой гвоздь буквой U и закоротил батарейку. Она моментально нагрелась, и я выронил ее из рук. Гвоздь раскалился докрасна, линолеум пола начал гореть, и в довершение всего она взорвалась с большим количеством пламени и дыма. Я очень обрадовался и поспешил уверить нашу компанию, что Дима достал отличные батарейки. Чтобы не подводить Диминых военных на все батарейки мы наклеили этикетки от обычных. До показа министру оставалось две недели, и Дима решил дать сдачи сильным мира сего.

Первым делом мы поехали во всесоюзный центр перевода, где над нами весело посмеялись, втроем пробились к директору, академику Марчуку, показали нашу машинку и предложили соревнование. Наша машинка против его монстра на IBM 360. Уговорились переводить такую фразу «Маленькая девочка хочет целоваться». Не такая уж и безобидная эта фраза. Здесь присутствует возвратная форма глагола и вторая форма глагола хотеть. Эту фразу придумал наш программист – лингвист Саша. Когда мы набрали фразу и нажали старт перевода, то через долю секунды получили перевод, а монстр Марчука переводил ее пятнадцать минут. Академик и его монстр были посрамлены.

Следующая наша поездка была в «Шайбу», резиденцию хозяина Зеленограда Эдика Иванова, так ласково его звали электронщики всего СССР.

НИИ Тонких Технологий в Зеленограде





НИИ Тонких Технологий (НИИТТ) в Зеленограде.

Два часа мы с Димой добивались прямого соединения с этим большим человеком. Секретарь предупредила, что он может говорить с нами не больше трех минут, но Дима запросил всего одну минуту. Он задал всего один вопрос: «Не хочет ли уважаемый Эдуард Евгеньевич увидеть новый советский электронный переводчик?»

Дальше разговор шел в телеграфной манере:
- Минск?
- Нет!
- Воронеж?
- Нет!
- Смоленск?
- Тоже нет!
- Ждите. Вас проводят.

Действительно за нами пришли и безо всякой волокиты с режимно-секретными службами провели в резиденцию Эдика. Когда мы вошли в кабинет, то увидели у него на столе элегантный переводчик Зеленограда. Одного взгляда на наш переводчик было достаточно, чтобы с уверенностью сказать, что это советское производство.

Для Зеленограда тестовой была другая фраза: «Мне хотелось бы попить пивка с креветками» Конечно Зеленоградский переводчик не перевел ни слова – он просто не узнал эти слова, а наш переводил фразы и позаковыристее.

Я думал, что сейчас мы откланяемся и с победой возвратимся домой, но Эдик усадил нас в зимний сад, угостил кофе с коньяком и минут через десять, когда мы вернулись в его кабинет, то за столом сидело тридцать человек и среди них те, с которыми мы непосредственно работали. Эдик любезно попросил нас продемонстрировать действие переводчика. После он вежливо поблагодарил нас и объявил о лишении всех присутствующих годовой премии, так называемой тринадцатой зарплаты. Нужно ли говорить, что после этого в Зеленограде полгода никто с нами не хотел иметь дела и даже знакомые не здоровались.

Но вот и подошла пора демонстрировать достижения самому министру Шокину. Он был министром сталинского набора и поэтому поход к министру мог быть или взлетом или горьким падением. От нас были генеральный директор объединения и его зам по науке. Правда, для того, чтобы нажимать кнопки взяли нашего программиста Мишу, который, кроме прочего, говорил по-английски без акцента.

Первыми представляли свою продукцию Минчане:
- Пусть этот переводчик переведет фразу: «Какой номер Вашего партийного билета?»
- Товарищ министр, у нас только олимпиадная лексика.

После этого переводчик полетел в дверь кабинета вместе с напутствием: «Убирайтесь!»

Хитрый зеленоградский Эдик Иванов прислал переводчик не по тому адресу с заверением министра, что через час его переводчик будет здесь. Воронеж и Смоленск так же не смогли перевести эту пресловутую фразу, но первые лица не присутствовали, и гнев министра достался шестеркам. Наша пара уже начала переживать, что пришла лично.

Что касается нашего переводчика, то он ни в каком случае не отказывался от перевода, а в случае отсутствия в словаре нужного слова делал транслитерацию. Так что партийный билет выглядел у нас как partiyniy ticket, что министра вполне удовлетворило. Наши руководители, почувствовав грядущую удачу, начали делать маленькие шажки вперед к столу министра.

В этот момент Миша стал демонстрировать министру дополнительные возможности переводчика. Нажатие клавиши «Выбор» совместно с любой буквой алфавита вызывало фразу-заготовку. Министр ткнул наугад в клавишу и получил фразу: «Вы женаты?»с переводом. Он ткнул пальцем в другую кнопку и получил фразу: «Я не женат».

Вдруг он набычился и стал распаляться: «Так вот куда вы деньги истратили! Сводню сделали!» Наши руководители тот час среагировали и стали делать шажки по направлению к двери. Миша, однако, не растерялся и сказал министру: «Не беспокойтесь, я сейчас все объясню». Быстро тыкая пальцами в клавиши, он представил насквозь политизированный диалог двух людей поддерживающих идеи коммунизма. Министр успокоился. Миша плавно с узкой темы свернул в наезженное русло как проехать туда-сюда, где находится гостиница такая-то.

Наши руководители начали опять делать маленькие шажки к столу министра и к концу разговора тоже подошли к столу. Но они услышали только завершающую фразу министра: «Молодец Михаил – хороший переводчик сделал», - и, оглядев нашего Гендиректора объединения и его зама по науке, опять спросил Мишу: «А это, Мишенька, кто такие? Твои что ли?» Те начали представляться, а министр устало махнул рукой и, показывая на Мишу, сказал: «Премировать парня. Завтра приказ мне на стол». Мишу такой оборот дела не устроил, и он уверенно вякнул: «Это не один я сделал, тут работал целый коллектив». Министр благосклонно посмотрел на Мишу и сказал: «Вот, вот. Оформляйте моим приказом Ваш коллектив отдельной производственной единицей и всем премию».

Изо всей нашей бригады только Дима хотел быть начальником лаборатории, поэтому в приказе Министра мы так и написали. Заказали мы себе премию и оборудование на дальнейшие работы. Приказ никто не правил. Как было написано, так все и произошло.

Мы хотели и дальше делать эпохальные работы, но оказалось, что внутренний червь уже поселился в нашем коллективе и больше ничего столь же значительного мы не сделали.

О дальнейшей судьбе нашего коллектива читайте в рассказе "Граждане начальники".




Предыдущий рассказ
Спичрайтер/Радиокомпонента

Следующий рассказ
Допросник/Радиокомпонента


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru