Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Наша мастерская

Заберите своего человека
Вместе с блевотиной.
Из телефонного разговора.

Наша мастерская




Примерно так выглядела наша мастерская.

Работая в разных лабораториях под началом разных людей, постепенно проникаешься мыслью, что будь на то моя воля, все бы организовал по справедливости: уволил бездельников, насыпал бы зарплаты трудягам полной горстью, прекратил бы идиотизм с липовой отчетностью, пожарной и электробезопасностью. И вот, волею судеб, лично министр поручил нам написать приказ, в котором наши светлые мечты преображались в реальную явь.

Неделю мы бились над текстом приказа, но отразили там все наши пожелания. В частности я очень хотел, чтобы в состав лаборатории вошла мастерская. В этой мастерской были убитые (токарный и два фрезерных) станки и еще кое-что по мелочи. Кроме того, в этом помещении я планировал посадить радиомонтажников. По моим понятиям все это завершало цикл от проектирования до выпуска макета изделия. Жаль, что не было рядом человека, который бы строго мне сказал: «Не делай этого!» Да я бы и не послушал этого человека.

Вместе с оборудованием мы получили в нагрузку двух человек: ведущего инженера Очищалкина (это фамилия такая) и лаборанта Толика, который умел работать на станках. Первым делом, я хотел запустить все эти станки, чтобы не стоять бедным родственником в очереди на изготовление очередной необходимой нам детали на опытным производстве.

Своим рвением я нарушил ту тонкую ауру, которая царила в мастерской. Первое, что я выяснил, что оба этих работника не только не умели работать на станках, но даже не знали, как в них зажимаются обрабатываемые детали и как готовится режущий инструмент. Вторым моим открытием было то, что оба сотрудника мастерской были перманентно пьяны.

На режимном предприятии это довольно удивительно, так как пронос через проходную водки, это действо, равносильное проносу наркотиков через таможню в аэропорте. Дело в том, что все сумки и портфели оставлялись в специальной камере хранения, а сам проход сопровождался обжигающим взглядом в морду, а затем испепеляющим взглядом в спину. Значит, решил я, эти друзья заправляются спиртом где-то на заводе, где располагался лабораторный корпус.

Мой житейский опыт подсказывал мне, что здесь что-то нечисто. Спирт на заводе можно было получить где угодно, и сам я был мастером добывания этой жидкой валюты, но в данном случае все эти источники не работали. Спирт могли получить официально только начальники цехов и отделов (изредка начальники лабораторий). Все прочие получали спирт в обмен на услуги.

Так вот, эти два лоботряса принципиально не могли оказать никаких услуг, поскольку они ничего не умели делать и были непрерывно пьяны. Каюсь, но как-то, раз я провел расследование в духе детективных фильмов. Увидев Толика в коридоре, по его глазам я понял, что он идет «добавлять». Не могу объяснить специфику этого взгляда, но я этот взгляд определяю безошибочно. Чтобы Толик меня не заподозрил, я спустился на лифте один без него, и занял позицию за станками в проходном цехе.

Вскоре появился озирающийся Толик. Уверовав, что его никто не пасет, он, суетясь, двинулся в сторону заводоуправления. Пока я ломал себе голову, к кому он там идет, Толик прошел через заводоуправление насквозь на задний двор и, вскарабкавшись на ящики с отходами заготовительного цеха, перелез через забор. Я влез на забор вслед за ним. Этот забор не охранялся нашей бдительной охраной, поскольку за забором было такое же режимное предприятие. Так, что охранные силы были брошены на периметр, за которым шлялись всякие там штатские.

Сидя на заборе, я увидел склад деревянных бочек. Толик подошел к одной из них и деловито постукал бок бочки сгибом пальца и разложил на земле: ручную механическую дрель, молоток, карандаш и нож. Дрелью он довольно быстро просверлил в бочке отверстие и приставил к отверстию резиновую грелку, которую жестом фокусника достал где-то из района живота. Когда грелка наполнилась, то отработанным движением он заткнул дырку в бочке карандашом, а потом забил карандаш молотком. Приставив лезвие ножа к карандашу по образующей линии цилиндрической поверхности бочки, он ударил по ножу молотком, срезав карандаш заподлицо. Так что на бочке осталось лишь светлое пятнышко торца карандаша. Толик послюнявил палец, поводил им по асфальту, а затем по этому светлому пятнышку. Пятнышко исчезло, а потом исчез и Толик, перебравшись с грелкой и комплектом инструментов через забор обратно на территорию нашего завода.

Грелку у Толика я отобрал при выходе из лифта уже на нашем этаже лабораторного корпуса. Предварительное исследование показало, что в грелке настоящий коньяк или коньячный спирт. Следующий день ознаменовался телефонным звонком из того самого проходного заводского цеха:
- У Вас работает ведущий инженер Очищалкин?
- Да. Это наш сотрудник.
- Заберите его из третьего цеха. Вместе с блевотиной.

Что ж, мне пришлось выполнить эту грязную работу под насмешки работяг из третьего цеха. Первое, что приходило на ум это: отвести Очищалкина в медицинский пункт, зафиксировать алкогольное опьянение и уволить по статье «За пьянство на работе». Но следом будет разжалован начальник лаборатории Дима, который это пьянство допустил, а вся лаборатория не получит квартальной премии. Обсудив сложившуюся ситуацию, мы с Димой пошли к директору завода.

Директор принял нас как родных. Проблему эту он знал досконально, но от конкретных действий воздерживался, так как забор принадлежит не заводу, а складу завода ликероводочных изделий. Мы с Димой решили, что директор «в доле» и больше к нему не ходили. Уволить этих охламонов не было повода, а терпеть их непрерывное пьянство не было никакой возможности.

Все разрешилось буквально в один день. Мы начали новую работу и на наш этаж поставили охрану из двух молчаливых ребят, которым мы запретили пропускать на этаж этих пьяниц. На второй день Дима подал на них раппорт в отдел кадров, что они отсутствуют на работе по неизвестной причине. Через два дня кадры нам сообщили, что Очищалкин и Толик у нас больше не числятся.

Надо сказать, что в эпоху «развитого социализма» некоторые проблемы решались быстро и радикально.




Предыдущий рассказ
Игровые алгоритмы/Радиокомпонента

Следующий рассказ
Кейс «дипломат»/Радиокомпонента


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru