Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Борьба с космополитизмом

Плакат времен борьбы с космополитизмом

Все научные открытия сделаны
Советскими учеными.
Прочее - либо не открытия,
Либо не наука.
Политическое кредо.




Плакат времен борьбы с космополитизмом.

Никто не может поспорить с тем, что Коммунистическая Партия Советского Союза контролировала и направляла все советское общество. Партия инициировала великие стройки коммунизма и разные мероприятия, некоторые из которых потом были названы перегибами. Крупные перегибы я пропустил, поскольку был маленьким, а шамкающий Леонид Ильич Брежнев никаких перегибов не делал, потому что ничего вообще не делал. Но один из добрежневских перегибов я запомнил, поскольку косвенно он коснулся меня. Называлась эта инициатива КПСС «Борьба с безродным космополитизмом». Суть и стратегия этой борьбы отражены в эпиграфе. Меня же это коснулось неожиданно много лет спустя после окончания самой борьбы.

В учебном институте я изучал различные науки, в которых тщательно были изъяты имена иностранных ученых. Исключение составляли математика и теория автоматического регулирования. В электронике и электротехнике иностранные имена отсутствовали напрочь. Когда я начал практически работать, то, безусловно, стал общаться с людьми, жившими в эпоху до борьбы с безродным космополитизмом. Их терминология была для меня совершенно непонятна, хотя самим предметом я, разумеется, владел. Самое неприятное в несоответствии моих знаний терминологии ушедшей эпохи было то, что не всегда можно было спросить: «А что собственно означает этот термин?» Таким образом, я рисковал «потерять лицо» и лишиться выгодного заказа.

Сейчас не помню, где это было: возможно на Красновишерском комбинате. Я закончил наладку какого-то пустякового объекта и, по традиции, пришел с вопросом к главному энергетику комбината: «Нет ли каких либо проблем, достойных работы столичной бригады наладчиков?». Он охотно ответил, что как раз такая проблема есть. Оказывается, комбинату надо было наладить систему «Релюктанс-мотор». Пытливо глядя мне в глаза он повторил: «Релюктанс-мотор!». Такие слова я слышал впервые, но, ни мало не смутившись, сказал, что знаком с этой системой еще по школьным урокам труда и хотел бы увидеть принципиальную схему этой системы.

Принесли схемы и, к своему удивлению, я не обнаружил там ничего незнакомого. Ткнув в схему пальцем, я сказал: «Ничего сложного. Система электрический вал с дифференциальным сельсином». Главный энергетик в свою очередь ткнул пальцем в дифференциальный сельсин и сказал: «Да, да. Релюктанс-мотор». Я облегченно вздохнул, поскольку понял самый главный непонятный термин.

Заработать на ремонте этой системы, однако, не удалось. Когда я, вникнув в проблемы с системой, сказал, что надо заменить изношенные конические шкивы, главный энергетик буквально взорвался: «Вы что, все электрики, сговорились что ли?» Оказывается, этот совет он слышал уже много раз от других наладчиков и это ему почему-то не подходило. Пришлось уехать, не солоно хлебавши.

Другой раз я чуть было не попал из-за этого космополитизма в неприятную историю. После того, как я испытанным приемом стал набиваться на халтуру (дополнительную работу за отдельные деньги), директор фабрики (приятная женщина лет сорока) предложила мне починить двигатель Шраге, который самопроизвольно меняет скорость. Памятуя, что я знаю все, кроме старых названий, как говорится, ударил по рукам.

Когда я с бригадиром монтеров Володей пошел посмотреть на двигатель в натуре, то быстро понял, что ничего подобного раньше не видел и тем более не изучал. Этот двигатель работал на переменном токе и был очень похож на синхронный двигатель, если бы не коллектор, который роднил его с двигателем постоянного тока. Двигатель был снабжен штурвалом, связанным со щетками коллектора. Самое удивительное было то, что при повороте штурвала двигатель плавно менял скорость.

Сначала я ударился в бесплодные рассуждения, как это может быть и не пришел ни к какому решению. Затем я увидел круговую искру на коллекторе, и в тот же момент скорость двигателя заметно просела. Мы с Володей подошли поближе и стали внимательно смотреть, что происходит. Минут через десять мы оба одновременно пришли к одному и тому же мнению. От износа уплотнение шеткодержателя расшаталось и щетки получили дополнительную степень свободы. Гордый своим решением я быстро набросал чертеж этого уплотнения и пошел к главному электрику цеха, чтобы он заказал изготовление этой детали.

Главный электрик иронически посмотрел на мой чертеж, бросил его в мусорную корзину и достал из-за шкафа в точности такую деталь, которую я нарисовал пять минут назад. Дело в том, что для того, чтобы установить эту деталь, надо было отсоединить около трехсот проводов, а затем поставить их на место. Местные электрики боялись ошибиться и получить нагоняй. Мы же люди привычные и все сделали как надо. Потом в кругу понимающих людей я не раз хвалился, что однажды даже починил двигатель Шраге, не уточняя, в чем заключалась починка. Понимающие люди обычно уважительно кивали головами: «Мол, крут ты, электрик!»




Предыдущий рассказ
Лодочный мотор/Уроки физики

Следующий рассказ
Божественная кибернетика/Уроки физики


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru