Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Скрипка Пикайзена


Пикайзен Виктор Александрович

Как будто древних богов ропот,
Как будто дальний набат,
Как будто все великаны Европы
Шевельнулись в своих гробах.
Песня.






Пикайзен Виктор Александрович - народный артист РСФСР.

Скрипка – это удивительный инструмент, который в течение нескольких веков не изменял своей формы. Сейчас появились электронные скрипки, которые собственно и скрипками-то назвать нельзя, а так просто казус в мире музыкальных инструментов. Хорошая скрипка это такая же редкость, как крупный бриллиант. Такие скрипки обычно имеют собственные имена и историю.

Бывало, что у скрипичных мастеров такая скрипка получалась случайно один раз за всю жизнь, но были и такие мастера, которые серийно гнали продукцию экстра класса. Я говорю о кремонских мастерах. Родоначальником этих мастеров был Амати. Амати делал скрипки из грушевого дерева и защищал их лаком собственного изготовления.

Пара слов о лаке. Лучше всего звучит только, что сделанная скрипка, не покрытая лаком. Удлиненная дека скрипки вдоль направления волокна дерева, из которого она сделана, обеспечивает одновременный отрыв звуковой волны от всего контура деки. Ведь звуковые волны вдоль волокна распространяются быстрее, чем поперек. Отклонения формы скрипки от овала и прорези в деке, искажают звуковую волну, окрашивая звук обертонами. Не покрытая лаком скрипка отлично звучит, но продолжается это недолго, так как кислород воздуха окисляет волокна дерева, превращая их в труху.

Кроме того, такая скрипка будет тянуть из воздуха влагу, как губка, что пагубно скажется на звуке. Так что как ни крути, лак все же нужен. Если лак будет мягким, то он хорошо защитит дерево, но погасит его вибрацию, а если лак будет жестким, то соответственно будет и более хрупким и, через его трещины дерево будет уничтожено внешними воздействиями.

«Ноу Хау» Амати – это был рецепт его лака, который как раз и был золотой серединой. Среди потомков Амати не было талантливых людей, которым он мог бы передать свой секрет. Тогда Амати передал свой секрет самому лучшему своему ученику – Страдивари и наступила эра скрипок Страдивари.

Страдивари путем практических экспериментов улучшил лак Амати. Его скрипки были долговечнее и звучали лучше скрипок Амати. К преклонным годам Страдивари ситуация повторилась. То есть прямые потомки Страдивари оказались неспособными продолжить бизнес отца и Страдивари еще при жизни передал свой секрет своему лучшему ученику – Гварнери.

Гварнери был талантливый человек, но в то же время шалопай и бабник. Он затеял интрижку с женой вельможи, а затем убил его на дуэли. Спасаясь от мести родственников вельможи, Гварнери нанялся на пиратский корабль и больше не возвращался. У Гварнери осталась жена и маленький сын. Так вот сын Гварнери, скрыв свое происхождение, нанялся к Страдивари сначала подмастерьем, а потом стал скрипичным мастером.

За многие годы молодой Гварнери не только научился делать скрипки, но и умудрился украсть у Страдивари рецепт лака. Когда молодой Гварнери открыл свое происхождение старику Страдивари, тот выгнал Гварнери вон. Не имея собственных оборотных средств и основных производственных фондов, молодой Гварнери не мог приступить к изготовлению скрипок и постоянно искал спонсора.

Таким спонсором выступил орден монахов – иезуитов. Договор был предельно прост. Иезуиты обеспечивают Гварнери мастерской, инструментами и материалами, Гварнери делает скрипки, которые подписывает «Гварнери для Иисуса», а иезуиты покупают эти скрипки, вычитая из их стоимости накладные расходы Гварнери.

Таким образом, Скрипки Гварнери с именем Бога миновали руки музыкантов, а становились собственностью ордена иезуитов. Иезуиты хорошо понимали ценность своей коллекции и пользовались ей там, где деньги были бессильны. Например, для решения своих проблем иезуиты делали подношения французским германским и британским королям и в виде отдельных скрипок и в виде струнных квартетов того же мастера, подписанных именем Бога.

Говорят, что однажды Гварнери, обманув бдительность Иезуитских стражников, отдал свою скрипку бродячему музыканту. Тогда иезуиты нашли этого музыканта, убили его и вернули скрипку.

Сейчас в мире совсем нет скрипок Амати, очень мало скрипок Страдивари, но сохранилось довольно много скрипок молодого Гварнери. Все эти скрипки, не зависимо от фактического владельца, являются собственностью государства и не могут быть проданы за рубеж.

В Советском Союзе эти скрипки были только в собственности государства. В СССР проводились конкурсы скрипачей и победителям этих конкурсов выдавали в пожизненное пользование эти скрипки. Так что такая скрипка была чем-то вроде ордена лучшему музыканту, только гораздо лучше ордена.

Однажды оркестр ЦДРИ, где я играл, исполнял второй концерт Паганини для скрипки с оркестром. Партию скрипки играл очень известный скрипач того времени Виктор Пикайзен. Во время перерыва я подошел к нему и попросил дать мне подержать скрипку великого мастера.

Пикайзен очень удивился и спросил: «Вы скрипач, молодой человек?» на что я к его, еще большему удивлению, ответил, что я валторнист. Но, чтобы как-то пояснить свое желание, я сказал ему: «Вещи, особенно музыкальные инструменты, умеют хранить сильные эмоции людей. Эти эмоции обогащают вещи и их одухотворяют. И я хотел бы прикоснуться к эмоциям Гварнери и тех великих музыкантов, которые играли на этом инструменте».

Не знаю, как мои слова звучали со стороны, но я его убедил. Пикайзен дал в мои руки скрипку, и я около минуты держал ее в руках, представляя судьбы многих людей, которые тоже держали ее в своих руках.

После надо мной пробовал потешаться мой приятель Аркаша: «Что это за клоунаду ты устроил? Зачем приставал к лауреату конкурсов скрипачей»? Но меня сбить с панталыку было непросто. Я ему ответил: «Аркаша! На лауреатство мне наплевать с высокой горки, но я слышал голоса ВЕЛИКИХ!». На что Аркаша посмотрел на меня с недоверием и ответил: «Не пойму что-то, то ли ты хочешь облажать меня, то ли ты законченный псих».

Еще о моем приятеле читайте рассказ Аркаша Искеев.

Как странно. Когда, в кои-то веки, ты говоришь от души, люди тебя не понимают. Ничего не поделаешь – комплекс Христа.




Предыдущий рассказ
Рябининская валторна/Лабух

Следующий рассказ
Выбираем рояль/Лабух


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru