Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Рисование

Настоящий инженер
Должен уметь нарисовать,
То, что ему хочется.
Дидур.

Рисование



Рисование сделалось моим дополнительным заработком.

В учебном институте нас учили самым разным дисциплинам. Какое отношение эти дисциплины имеют к автоматике и электронике, которая такую автоматику обслуживает, преподаватели ответить затруднялись. К таким предметам, конечно, относились начертательная геометрия и машиностроительное черчение. Я рассматривал эти предметы как необходимое зло и терпел. Мои первые шаги во взрослой жизни убедили меня в том, что я прав и рисование мне не нужно. Однако «рисование» вдруг сделалось моим дополнительным заработком.

В Институте кристаллографии существовала развитая система практического повышения заработной платы. То есть государство спускало для использования в академической среде расценки труда инженеров. Это называлось сетка должностных окладов. Так что, больше чем тебе положило родное государство, ты не мог заработать, хоть тресни. Это теория. Практика же была намного обширней и многообразней. Например, макеты и приспособления, которые обычно сопровождали эксперимент, списывались бухгалтерией в тот момент, когда детали для них отпускались со склада. В дальнейшем эти макеты дорабатывались нами до применения в быту и составляли «Реальное увеличение заработной платы инженера». Все это было известно нашему начальству, и оно с нами безуспешно боролось.

Специфика изготовления научных приборов предполагала также присутствие специалистов высокого класса на всех местах. То есть это были не только инженеры, но и слесари, фрезеровщики, гальваники, стеклодувы. Например, я хочу сделать «вечным» лентопротяжный тракт моего магнитофона. Разбираем магнитофон, достаем изношенные латунные ролики и рисуем чертежи этих роликов. В графе материал при этом надо поставить «сапфир». К чертежу добавляется стакан спирта, и вот к концу дня Вы имеете комплект сапфировых роликов, готовых к установке в Ваш магнитофон. Спирт (жидкая валюта) добывался мною путем починки разных электронных приборов разным сотрудникам института.

Через некоторое время я стал большим докой в машиностроительном черчении. Например, я даже делал пресс-формы для отливки уплотнений моего подводного ружья. Да и само ружье было целиком моей авторской работой. Эта самодеятельность продолжалась вплоть до знакомства с Дидуром.

С ним я познакомился совершенно случайно. Начальник нашего производства Дидур был меломаном. У него был прекрасный магнитофон с системой кроссфилд, которая обеспечивала не только качественную запись, но и длительное хранение этой записи. А уж самих записей у Дидура было немерено. Короче, заменил я ему вышедшую из строя головку магнитофона с одновременной перестройкой фильтров предискажений и уровня подмагничивания, а потом все вернул назад, когда он достал «родную» головку. Почувствовав во мне родственную душу, Дидур предложил мне провести капитальное усовершенствование нашей бытовой техники.

Начали мы с небольшого, с индикатора стереосигнала (пиковый детектор, логарифмическая шкала и.т.д.). Я довольно быстро сделал схему индикатора, приладив к нему простые «дрыгалки» и показал Дидуру. В ответ со словами «Вот как делать надо», он достал глянцевый журнал и показал мне индикаторы магнитофонов Tanberg и Technics.

Я понял, что дело серьезное и засел за «рисование». Через некоторое время меня это очень увлекло. Представьте себе. Твое дело только придумать и все это будет воплощено в металл. Разрешалось все: гальваника, обработка резанием, оптические работы. Правда, все началось с элементарного ляпа. Моя конструкция не помещалась в корпус, который я сам же и придумал. На мои слова, что я все же электрик, а не конструктор, Дидур мне в сердцах сказал: «Что же ты за инженер такой, что не можешь нарисовать то, что тебе хочется». Я был посрамлен и перекомпоновал всю конструкцию так, что одно другому соответствовало идеально.

Готовое изделие он показывал своим знакомым, объяснив, что это последнее изделие фирмы Macushita. Все кивали головами и сходились на том, что «наши советские такого сделать не могут». Дидур кивал головой в такт и соглашался с ними. Особенно всех убивало защитное стекло прибора с дуговыми лупами вдоль шкал. Само же стекло было и не стекло вовсе, а монокристалл сапфира. Правда, такие тонкости непосвященным знать необязательно.

Мы вместе сделали еще много полезных штучек, и каждый раз я старался превзойти самого себя, применить необычные технические решения, а уж дизайном старался и вовсе переплюнуть проклятых капиталистов. У них-то производство массовое, а у нас с Дидуром штучное.




Предыдущий рассказ
Дифрактометр/Кристаллография

Следующий рассказ
Электролампочка/Кристаллография


Скачать Теодорычевы байки






















Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru