Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Пункт связи

Пункт связи. Пункт связи

Полковник Сорокин прибыл на развернутый пункт связи под Краснодаром. Поскольку полевое тестирование защищенной сети было все-таки тестовой проверкой, весь трафик каждой станции дублировался через спутник и отписывался в сжатом виде на жесткий диск спутникового сервера. Командование войск было предупреждено о недостаточной защищенности тестируемой связи, так что накопление информации на сервере было вполне допустимо. Первым делом Сорокин нанес на карту точки станций сети и стал контролировать связь, подключаясь к той или иной станции. Точки на карте были очень похожи на его видение в ресторане Прага. Дотошный полковник нанес на карту радиорелейные точки и пятна занятые войсками. Сходство карты с видением от этого только усилилось. На пункте связи все было ясно и понятно. Сорокин отчетливо представлял себе движение войск и их взаимодействие по картине передвижения узлов радиосети. Он даже поймал себя на мысли, что играет в компьютерную игру типа «Стратегия». Конечно жалко, что это не боевые действия, а так, учения.

Танки, и самоходки шли без боекомплекта, а вертолеты прикрытия без ракет. Солдаты получили по десять холостых патронов, необходимых для демонстрации фейерверков в военном шоу.

Когда началось военизированное шоу, Сорокин полностью контролировал ситуацию по связи. Он видел и оперативное изменение структуры связи, и мог проконтролировать качество каналов, включившись в них на прослушивание.

Танки вошли в город и, лязгая своими гусеницами об асфальт, начали продвижение вглубь. Когда колонна танков втянулась в улицу, то загорелся последний танк, подбитый из гранатомета. Вслед за этим загорелся первый танк. Вся колонна остановилась и из раскрытых окон в танки полетели бутылки с зажигательной смесью. Колонна танков пылала, и это совсем не было похоже на военизированное шоу. Пылающие танки, зажатые на узких улицах города, лишенные прикрытия и боеприпасов – это гремящий гимн идиотизму стратегов Генерального штаба.

Всего этого полковник Сорокин не видел. Зато он отчетливо увидел на своей схеме, как взорвался эфир повышенным трафиком и стали пропадать радиорелейные станции. Войскам никто не противостоял. Они подверглись нападению со всех сторон одновременно. «Партизанская война», - подумал Сорокин и тут же отдал приказ переключить все стратегические линии на защищенную сеть. Глядя на развитие ситуации по связи, Полковник, как опытный офицер, довольно точно представлял себе и ситуацию в целом. «Да! Напугали ежа голой ж-пой», - резюмировал он.

Эфир тут же наполнился призывами о помощи и просьбами доставить боеприпасы к месту боя. Сорокин же подумал о «командированных из радиопромышленности». Надо бы всех их эвакуировать, но не сейчас, а когда стабилизируется ситуация. Не медля по всем узлам сети, он разослал циркулярное сообщение: «Обеспечить личную безопасность. С местным населением в контакт не входить. Места и время сбора прежние».

Горный аул

Русские рабы

Вадим встал пораньше и пошел умываться к рукомойнику во дворе. По дороге он встретил Рахима, который ковырялся в ящике с железками. «Вот оно, мое тавро» - обрадовался Рахим и положил его нагреваться на примусе. Тем временем он вытащил охотничье ружье и зарядил оба ствола жаканами. Ружье Рахим поставил в простенок у двери, чтобы сподручнее было дотянуться. Нагретое Тавро он взял в руку, обмотанную тряпкой, и спрятал за спину. В дом уже входил Вадим.
- Сынок, пойди-ка сюда. Посмотри, что мне в глаз попало.
- Лучше Вы сюда подойдите дедушка на свет.
Дед засеменил вперед к двери, продолжая держать руки за спиной. Вадим вытянул шею, что бы лучше увидеть, что там в глазу у деда. Но вдруг дед резко отскочил, вытащил из-за спины раскаленное тавро и прижал его к своему лбу. Взвыв от боли, Рахим стал прыгать по комнате, бросив тавро на пол. Вадим уже понял, что это значит. «Да, видимо пора собираться», - подумал он.

Наскоро собравшись, Вадим с котомкой и библией прошел мимо, все еще прыгающего Рахима на улицу. Рахим сделал резкий рывок к двери, схватил ружье и выстрелил себе в стопу сразу из двух стволов. От чудовищной боли он потерял сознание.

Рустем услышал крики, доносящиеся из соседнего дома Рахима. Крики эти его не взволновали. Видимо старик Рахим клеймит своего работника. Да и как без этого. Если работник сбежит, то надо будет предъявить соседям на него свои права. Не зря наши мудрые предки придумали ставить тавро на свой скот. Все овцы глупы и одинаковы. Надо же их как-то различать. Кстати с русскими точно та же проблема. Так Рустем, одобрительно кивая головой, слушал крики из соседнего дома до тех пор, пока не услышал выстрел - дуплет. Это никак не входило в представления Рустема о принятии нового работника на работу, и поэтому надо было бы пойти разобраться. Первое, что увидел Рустем, это спину удаляющегося вчерашнего попа. Ну, этот-то никуда далеко не уйдет.

Рустем рванулся в дом Рахима. Рахим валялся на полу без сознания, его сапог в районе стопы был разворочен пулями и набух от крови. На лбу Рахима красовалось красное пятно с рисунком Тавро. «Ну! Сука русский. Обесчестил моего друга. Не жить тебе», - подумал Рустем. Он срезал сапог, промыл рану и сделал кровеостанавливающую перевязку. Рахим начал приходить в себя.
- Накажи эту русскую свинью.
- Конечно. Только ты сам его накажешь. Я приведу его живым.

Рустем не спеша вернулся домой и кликнул двух своих сыновей.
- Куда едем отец?
- Русский, собака, обесчестил моего друга Рахима. Надо его поймать и доставить живым.
- Значит, оружия не брать?
- Нет брать! Живым – это не значит невредимым.

Ловля работника – это не только дело, а еще и потеха. В этом мероприятии обычно участвует весь аул. Так что всего собралось тридцать человек, разных возрастов, но все непременно джигиты. Со сборами не спешили, но и не затягивали, так что через час все ловцы выехали из аула по дороге, по которой ушел Вадим. Русский поп их разочаровал. Он не прятался в пещерах ущелья, которые они знали все наперечет, не взбирался на деревья, не давая отличиться собакам, а шел себе по дороге.

Нагнали они его буквально через десять минут и с гиканьем пустили коней по дороге. Но на полпути вдруг все они стали наносить плетьми себе особенно больные удары, а потом как-то по очереди стали доставать оружие и стрелять в себя. Вадим уже привык к своему Дару. Так что он не боялся преследователей. Его скорее интересовало, что же каждый из них готовился сделать с ним – Вадимом. Но с Вадимом все это можно было сделать лишь один раз, а тут каждый тиражировал на себе запланированные несчастья Вадима.

Так один, видимо, хотел прострелить Вадиму ногу и теперь сам лежит с простреленной ногой, а другой хотел убить Вадима и теперь сам лежит убитый на дороге. Вадим повернулся и пошел навстречу преследователям. Вид остановившихся коней натолкнул его на мысль продолжить путешествие верхом. Кроме того на коня можно навьючить гораздо больше провизии и ни в чем не нуждаться по пути. Скакать на коне Вадиму никогда не приходилось, но он много раз видел в кино, как это делают другие и ему казалось, что и он так сможет. Вадим подошел к красивому коню и попытался взять его за повод, но конь моментально взвился на дыбы и стал храпеть, а затем поскакал в сторону аула, волоча с собой за стремя убитого всадника. Тогда Вадим выбрал коня, который, на его взгляд, свое уже отпрыгал и не ошибся.

На этой мирной коняге Вадим спокойным шагом въехал обратно в село. В селе его уже ждали и несколько выстрелов в разных частях села, только подтвердили это. Из домов в центр села потянулись «работники». Некоторые из них были с клеймом, некоторые нет, но все они были в плачевном состоянии.
- Батюшка! Спаситель! Не оставь нас здесь одних.
- А чего же Вы хотите?
- Помоги добраться до города.
- Ну, хорошо. Это мне по пути. Помойтесь, переоденьтесь и ни в коем случае не берите оружия. Бог Вас защитит. Да, кстати, захватите продуктов питания на три дня.
- Так ведь до города только день пути.
- До города день, а поезда ждать еще день, да в поезде ехать.

Вся команда «работников» рассосалась по строениям. Вадим зашел в знакомый дом Рахима и занялся поиском продуктов. Рахим был вне себя от бешенства, но чувствовал себя совершенно беспомощным. Со своего дивана он поносил Вадима на чем свет стоит, но Вадим был занят поисками и не реагировал. Когда Он собрал рюкзачок с провизией, то решил прихватить с собой какой-нибудь сувенир. Взгляд его упал на небольшой кинжал с голубым лезвием и серебряной насечкой. Ножны у кинжала и его рукоять были сделаны из кожи. В целом сувенир, конечно, без изысков, но, как память сгодится.

Рахима продолжало корчить на диване от боли, немощи и возмущения. Потеря кинжала, отцовской реликвии, теперь должна была лишить Рахима защиты богов. Рахим попытался встать с дивана, но от дикой боли потерял сознание.

Ну, вот и все собрано. Можно двигаться в путь.

В этот момент Вадим получил сообщение по рации. Наушники у него были встроены в подкладку шапочки, радиомикрофон располагался в нательном кресте, а рацию в библии-контейнере он таскал либо в руках, либо в котомке за плечами. Циркулярное сообщение полковника Сорокина предписывало затаиться и ждать, но ночевать посреди поголовно вымершей деревни было как-то страшновато.




Предыдущая сцена
Генштаб РФ/Инвертор

Следующая сцена
Соседний аул/Инвертор


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru