Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


НИИ

555

Те, кто не жил в Горбачево-Ельцинские времена в России, не знает и не может предположить, что самое главное в работе НИИ? А самое главное – это «вовремя прийти на работу». Все остальные составляющие труда обычно отторгались либо не рассматривались всерьез. Человек, вовремя приходящий на работу, был неуязвим согласно действовавшим тогда законам. Такой человек мог рассчитывать на продвижение по службе и на то, что его не заметит око государевых людей. Тот же, кто опаздывал утром или с обеда, был полностью пропащим человеком. Профком ему не давал путевок, а дирекция не давала премий, будь ты хоть Бор, Лаплас и Курчатов в одном лице.

Вадим на работу не опаздывал. Привлекать внимание вообще не его стиль. Те, кто жаждут внимания, зря растрачивают свой жизненный потенциал. Внимание окружающих всегда предполагает ответную реакцию, а если внимания много, то ты все время реагируешь, вместо того, чтобы мыслить или вырабатывать собственные эмоции. В то же время вырабатывать эмоции надо не абы как, а целенаправленно. Наилучшей направленностью эмоций является слабый женский пол. Это, вообще говоря, правильно, но не для НИИ. Научные учреждения обычно наполняются женщинами, которые не пользуются вниманием мужчин. Посудите сами. Красавица, находясь непрерывно в лучах внимания мужчин, купается в них и непрерывно извлекает их них пользу. Ей незачем учиться наукам. Наука жизни – вот призвание красавицы. Эта наука и кормит, и одевает, и подталкивает к безбедному концу жизни. Дурнушки, с детства неотягощенные мужским вниманием, сидят в основном за книжками и в момент наступления репродуктивного возраста становятся очень умными. Их ум и знания позволяют не только участвовать в мужских разговорах, но и задавать им тон. Только все это напрасно. Мужики охотно с ними разговаривают, но в жены берут совершенно других женщин.

Вадим на работе не вырабатывал эмоций относительно сотрудниц и это правильно. Как и предусмотрено мудрым правительством Вадим тратил весь свой заряд энергии и эмоций на свою работу. Занимался он разработкой защищенных радиосетей. Это такие сети, где каждый передатчик генерирует шумовой сигнал с известными статистическими характеристиками. Так что компания передатчиков весело шумит в радиоэфире. Приемники же наоборот отсеивают шум и пользуются очищенным сигналом, недоступным для всяких гадких шпионов и филеров. Конечно, в этом примитивном изложении не все понятно, но у Вадима работа секретная и не должна быть понятна всем, кому попало.

Вадим вовремя подошел к проходной НИИ и нажал кнопку со своим номером. Для непосвященных: Пропуск тоже является секретной бумагой и его нельзя выносить за пределы НИИ. Каждый пропуск спокойно лежит в ячейке, снабженной кнопкой с номером. При нажатии на эту кнопку пропуск выталкивается из ячейки и по желобку попадает прямо в руки ОХРАННИКА. Тот сверяет «фейс» на пропуске с реально предъявленной мордой лица. Дальше тебя пропускают или заворачивают руки за спину и везут в Лефортово (тюрьма такая). Вадим привычным движением нажал кнопку своего номера, но пропуск не выскочил. Очевидно, что его расклинило в ячейке. Вадим дисциплинированно позвонил в режимно-секретный отдел.
- У меня на проходной заклинило пропуск!
- Представьтесь. Фамилия, Имя, Отчество, где работаете, должность.
- Да какая Вам разница? Говорю, что автомат на проходной не дает пропуск.
- Видимо Вы не наш сотрудник.
- Да нет же! Ваш! Ваш!
- Ждите.

Вадим прислонился к стенке, наблюдая, как народ, торопясь, идет через проходную. Вот и прошмыгнул тот, который на грани опоздания. Стало пусто, как до сотворения мира. То есть проходная как раз была на месте, а вот тварей земных не наблюдалось вовсе. Когда ожидание стало особенно невыносимым ввиду своей неопределенности, по лестнице за проходной вальяжно спустился слесарь режимного отдела. Он, с видом превосходства над непосвященными, ткнул отверткой в ячейку с пропуском Вадима. Пропуск упал в желобок и, двигаясь по проторенному руслу, оказался в руках у охранника. Автоматическая система автоматически зафиксировала опоздание Вадима на работу.

На рабочем месте Вадима уже ждал начальник лаборатории с предложением написать раппорт о случившемся. Вадим, потея от усердия, написал серьезную бумагу, которую озаглавил: «Объяснительная записка». «Ну, вот и все», – подумал Вадим и ошибся. Минут через пятнадцать бумага к нему вернулась с резолюцией: «Нет ясности! Укажите, кто конкретно виноват в Вашем опоздании на работу, укажите его фамилию, место работы и занимаемую должность». Тихо матюгнувшись, Вадим стал переписывать бумагу, стараясь сделать ее понятной непонятливому эксперту. Прошло еще пятнадцать минут, и бумага не вернулась. «Значит, понял!» - подумал Вадим и решил выпить чайку, чтобы прийти в норму. Заварив чай кипятильником, Вадим стал помешивать его все тем же кипятильником, отключенным от розетки с напряжением. В этот момент его позвали к телефону.
- Говорит первый отдел. Вам расписана для ознакомления секретная документация. Срок ознакомления сегодня.
- А завтра никак нельзя?
- Завтра получите выговор за нарушение приказа.

Трубка замолчала, и Вадим побрел на свое рабочее место. Место выглядело практически так же. Лежали бумаги, стоял стакан с чаем и кипятильником, но что-то неуловимо изменилось. Проанализировав свои ощущения, Вадим понял, что рядом с его столом стоит пожарник с толстым блокнотом.
- Так! Пользуетесь запрещенными электронагревательными приборами?
- Что Вы! Упаси господь! Да у меня и приборов-то таких нет.
- А это что? Это же кипятильник!
- Нет. Ошибаетесь. Кипятильник кипятит воду, а этот не работает уже давно, и я им пользуюсь для размешивания чая.
- Но воду-то для чая Вы где-то нагрели?
- Да нагрел. На этом самом месте до температуры 36,6 градусов Цельсия.
- А каким прибором?
- Руками!
- Пишите объяснительную.
- Не вижу состава нарушения.
- Ну погодите еще у меня!!!

Выпив чая, Вадим взял чистый лист бумаги и начал писать заголовок: «План экпериме…». В этот момент раздался звонок на обед. «Ничего себе. Уже обед», - подумал Вадим и вслед за другими потянулся в столовую.

Некоторые не любят столовых с их запахами прокисших щей, жареного лука и рыбы, но Вадиму было наплевать на запахи. Он пришел сюда жрать то, что дают, а не нюхать всякие запахи. По сути, столовая не является достаточно защищенным местом. В столовой обычно стоят столы, за которые при желании может усесться четыре человека. Все эти люди начинают чавкать, стараясь проглотить побольше до звонка с обеда. Кроме того, они начинают говорить и во время разговора капать изо рта щами и слюной. Кое-кто из них обязательно начинает налегать на дармовый хлеб, что непременно приводит к зычному иканию. Некоторым, конечно, неприятно слушать бестолковые речи с брызгами щей и слюны, перемежающиеся иканием и звуками отрыжки, но привычный Вадим от этой малости совершенно не терял прекрасного аппетита.

В столовой Вадима подстерегало совсем другое коварство. Как только Вадим сел за пустой стол, к нему подсела очкастая, ужасно умная сотрудница. Больше за этот стол никто не сел. Очкастая начала издалека. Она поговорила о защищенных сетях. Затем она свернула на тему куда менее защищенных женщин, а затем и вообще перешла к теме личного одиночества. В общем «Маленький человек в большом городе». Вадим отчетливо понимал, что, в конечном счете, речь сведется к предложению совместного похода (на концерт, в кино, на день рождения к подруге). Вадим хотел было ответить, что сам он с трудом выживает в этом бессмысленном мире и семьи ему никак не потянуть, но эта тема была слишком скользкой. Так что настроение было испорчено безысходностью неразделенной любви этой очкастой. Обед не лез в рот, хотя голод не пропал, и до насыщения было очень далеко. Звонок, возвестивший окончание обеда, решил проблему очкастой. Она, к сожалению, не уложилась до звонка со своим предложением о совместной прогулке.

Не испытав облегчения мук голода, Вадим поплелся на свое рабочее место. На столе на самом видном месте лежал листочек с надписью «План экспериме…..», но дописать этот текст была не судьба, так как раздался телефонный звонок:
- Первый отдел. Секретная библиотека закроется через час. Будем тараканов морить.
- Так у меня срок до конца дня!
- Я Вас предупредила.

Понуро сгорбившись, Вадим поплелся в первый отдел. В отличие от научных сотрудниц в первом отделе попадались симпатичные дамочки, но специфика их работы категорически отпугивала мужиков всех возрастов и профессий. Вадим встал в очередь. Он не собирался читать очередной секретный циркуляр. Ему нужно было расписаться на последней странице, где чьей-то «заботливой» рукой была вписана его фамилия. Очередь двигалась медленно. Разговаривать в очереди не полагалось. Из-под потолка на очередь была нацелена телевизионная камера. От этого разговаривать и вовсе не хотелось. Просматривать секретную литературу можно было только в специальных кабинках, которых было только три. Так что следующему по очереди документацию давали только поле освобождения очередной кабинки. Час минул, как одна минута, но первый отдел не закрылся и не стал морить тараканов. Что-то не сработало в отлаженном механизме услуг дезинсекторов. Второй и третий час прошли так же впустую. И вот, наконец, долгожданный документ.

Вадим попытался открыть его сразу на последней странице и расписаться, но грозная «библиотекарша» молчаливо показала пальцем на кабинку. В кабинке Вадим сел и решил немного посидеть, пока перестанут зудеть ноги. Заодно он решил полистать этот документ. Первым делом он увидел знакомые слова «Защищенные сети», а потом взгляд выхватил словесную конструкцию «Провести полевые испытания». Перед взглядом Вадима моментально поплыли березки, полянки и колосящиеся поля. Письменный стол Вадима стоит на окраине поля с колосящейся пшеницей. На столе лежит разработанная им рация, а из головной гарнитуры льется песня Окуджавы «Охотный ряд». Видение исчезло, Вадим расписался напротив своей фамилии и сдал секретную бумагу.

На рабочем столе продолжал лежать листок с недописанным заголовком, но рабочий день уже кончился, и надо было идти домой.




Предыдущая сцена
Утро/Инвертор

Следующая сцена
Пивбар/Инвертор


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru