Теодорычевы байки
    Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Сикстинская мадонна

Сикстинская мадонна. Рафаэль.

- Как не стыдно
бояться Мадонны!
- Да не боюсь я Мадонну.
- Я боюсь чертей!
Из разговоров с Отцом.





Сикстинская мадонна. Рафаэль. Кошмар моего детства.

Сикстинская Мадонна - это картина Рафаэля и в то же время это проклятие моего детства. Копия Сикстинской Мадонны в натуральную величину 2м х 1,5м постоянно висела на стене против моей кровати. Днем картина вела себя хорошо. На ней была изображена расстроенная Мадонна с младенцем, Папа Сикст, вспомогательная тетка и два ангелочка.

Каждый из них занимался своим делом. Мадонна несла ребенка в грешный мир, Папа ее благословлял (хотя какое он имеет на это право??), вспомогательная тетка наблюдала за лодырями амурами, а сами амуры откровенно маялись от безделья и в голове у них явно зрели хулиганские планы. В общем и целом картина благостная и ожидать от нее какой-либо подлости совершенно не приходит в голову.

Однако в жизни не все так, как кажется на первый взгляд. Уж мне-то Вы можете поверить, потому что двадцать лет своей жизни я смотрел на эту лживую картину, и всегда мне было не по себе. Просыпается картина только лунными ночами, когда лунный свет не освещает полотно, а как бы скользит вдоль поверхности картины. В лунном свете Мадонна начинает прищуриваться и ухмыляться, Папа Сикст отводит глаза, а вспомогательная тетка, как-то жухнет лицом и растворяется в окружающей среде.

Однако самое главное – это то, что позади Мадонны появляется целая прорва ухмыляющихся морд - посмотрите внимательно на задний план картины. Все они движутся и, как бы, стараются обогнать Мадонну, чтобы посмотреть на младенца. Вот они-то и есть самые страшные черти, поскольку на картине у всех есть дело, а у чертей полный беспредел. Кстати, и ангелы внизу картины в лунном свете ведут себя совсем неадекватно, примеряясь своими черными глазами к тому, чтобы схватить Мадонну за ногу.

Картина производила на меня всегда двоякое впечатление. С одной стороны я понимал, что это высокохудожественное произведение и просто так выставить картину на помойку невозможно, но и жить с ней и чертями в одной квартире тоже невозможно. С картиной я поступил мудро и дальновидно. Я завернул ее в брезент и выставил в коридор, как бы предлагая моим родственникам из коммуналки забрать ее. Конечно же ее забрали. Я потом видел ее в квартире у моей тети. Может быть ей там самое место, потому что тетя умерла и в квартире никто не живет.

Еще я сделал такое наблюдение: «Старые вещи стараются остаться в старине и не хотят идти с нами в новое время». Новое время наполнено новыми вещами, с которыми старые вещи не желают соседствовать.

Например, офицерская шпага моего деда. После окончания Университета мой дед поступил на военную службу, где занимался фортификационными сооружениями. Повоевав год с военными ретроградами-строителями, он решил найти заказчиков посговорчивее, которые не тормозили бы его творческие замыслы. Таким образом дед ушел из армии и поступил в фирму «Юлиус Гук и К0». Бесхозная шпага так и лежала в нашем платяном шкафу, пока я ее не нашел.

Я вычистил шпагу и стал заниматься фехтованием, когда родителей не было дома. Для начала я занимался всякими глупостями типа боя с тенью (это когда бессмысленно тыкаешь шпагой в окружающий воздух), но вскоре мне понадобился настоящий спарринг – партнер. Это должен был быть противник, который может выстоять против меня (несмотря на полученные раны) достаточно долго. Я быстро нашел такого противника. Это был мамин дубовый платяной шкаф. Я легко отражал его неуклюжие выпады и в контратаке непременно поражал его в самый живот.

Когда я уже считал, что шкаф – это пройденный этап, «ранения» шкафа заметил мой отец. Он непедагогично отделал меня ремнем и продал шпагу в театр имени Гоголя. Я был очень разочарован, потому, что по классу уже обогнал такого спарринг-партнера, как шкаф и мне стали доступны иные, более высокие горизонты, но без шпаги реализовать мои задумки было невозможно.

Аналогично из нашей семьи ушел концертный рояль «Ибах Зон». Конечно, с роялем я не фехтовал. Наоборот я научился делать роялю профилактику. Я ставил баночки с водой под крышку рояля на специальные тряпочки, я настраивал струны длинным кривым ключом, я умел разбирать рояль для прочистки его механизма пылесосом, но рояль занимал слишком много места и отец обменял его на пианино «Шидмауэр энд Зон». Конечно, после рояля пианино мне не понравилось, но постепенно я привык к его звуку.

Сейчас Шпага и Рояль живут, или доживают свой век среди подобных им вещей. Я верю, что их трогают заботливые руки и не сталкивают с новыми вещами на предмет выяснения: «Кто здесь самый-самый?»




Предыдущий рассказ
Сад Баумана/Хулиган

Следующий рассказ
Самое умное/Хулиган


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru