Теодорычевы байки
    Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Самое умное


Со всего СССР в Москву люди везут свое самое умное,
А ты как раз здесь и живешь.
Так что если ты всего этого не узнаешь,
То будешь последним дураком.
Из разговоров с Отцом.


Экскурсия в Политехническом музее. 1954 год.

В Политехническом музее на экскурсии.

Воскресенья в моем детстве были самыми любимыми днями. Во-первых, не надо было идти в школу, а во-вторых, отец брал меня с собой в какой-нибудь музей. Музеев в Москве великое множество (около тысячи). Если из этого множества вычесть музеи-квартиры разных музыкантов и писателей, то останется не менее двух сотен прочих музеев.

Мы с отцом посещали их все, включая музей пожарной охраны Москвы и минералогический музей им. Ферсмана. Особым нашим вниманием пользовался Политехнический музей.

У моего отца была интересная манера поведения в музее. Он останавливался у какого-нибудь музейного экспоната, вкратце излагал суть, а затем задавал вопрос на сообразительность. Собственно это была такая игра, и она мне нравилась. Диапазон его знаний был поистине безграничным (изобразительное искусство, биология, химия, астрономия и т.д.). Заканчивалась наша экскурсия в Политехническом музее обычно присутствием на лекции с широким спектром тематик (от исследования околоземного космоса до методики закалки высоколегированных сталей).

Опять-таки обязательным ритуалом было задавание лектору вопросов. Отец требовал, чтобы я обязательно задал лектору один-два вопроса. Причем он мотивировал это следующим образом: во-первых, ты здесь не самый умный, и если другие задают вопросы, то и у тебя они должны быть, а во-вторых, раз уж лектор взялся за этот нелегкий труд, то должен отрабатывать свой хлеб по полной программе.

Когда отец водил меня по залам музея, то вел со мной «беседу» громким голосом и рассказывал обо всем очень интересно. Обычно вокруг нас собиралось много любопытных. Они так и переходили вместе с нами от экспоната к экспонату. Время от времени к нам приставали какие-то сотрудники музея: «Что это, мол, за экскурсия?» но обычно на них шикали слушатели: «Не мешайте лектору своими глупыми вопросами».

Вообще говоря, отец вел себя в музеях довольно вольно: включал стенды, пользовался указкой, которая специально лежала на некоторых стендах для экскурсоводов. Надо сказать, что у него был особый талант популяризатора.

В политехническом музее, есть, вообще говоря, довольно много закоулков, ГДЕ НЕ СТУПАЛА НОГА ЧЕЛОВЕКА. В одном таком закоулке мы с отцом наткнулись на сложное сооружение из стеклянных трубок. Я естественно спросил отца: «Что это такое и зачем это нужно?» Отец ответил в том смысле, что сейчас вызовем главного и разберемся.

Когда пришел хозяин агрегата, то отец попросил меня повторить свой вопрос. Научный сотрудник в белом халате перешел на сюсюкающий тон (мне тогда было семь лет) и сказал, что мол, я слишком мал для того, чтобы понять даже смысл этого устройства. Это была аналоговая вычислительная машина, для решения дифференциальных уравнений, работающая на использовании закона Бернулли (это о связи давления жидкости на стенки сосуда со скоростью ее движения).

Откровенно говоря, хоть я и был совсем мал, но к таким ответам не привык. Отец, видя мое замешательство, предложил научному сотруднику такой ход. Сотрудник рассказывает моему отцу, про эту установку, а отец потом пересказывает мне. Сотрудник с сомнением посмотрел на нас с отцом и стал ему рассказывать, а отец задавал вопросы. Когда они закончили, то отец начал излагать мне, уверенно водя указкой по трубкам этой установки. В общем, ничего особенного. После того, как мы обсуждали проблемы глубокого космоса, установка этого научного сотрудника не представляла никакой сложности.

Я искоса поглядывал на Сотрудника и с удовольствием видел, как вытягивается его морда. Отец перехватил мой взгляд и спросил Сотрудника: «Что, я неверно излагаю?»- на что тот ответил: «Нет. Нет. Что вы? Все абсолютно правильно. Я и сам-то слушаю Вас с большим интересом».

В этот день вокруг этого странного агрегата собралась большая толпа (видимо единственный раз с момента его монтажа в музее). Думаю, это произошло не только благодаря громкому голосу моего отца.

Абсолютно аналогично отец вел себя в Пушкинском музее изобразительных искусств. Там мы слушали лекции по периоду барокко и по скульпторам древней Греции. Точно так же отец провоцировал мои вопросы к лектору, но к тому времени меня уже провоцировать было уже необязательно. Я и сам проталкивался к лектору со своими вопросами, среди студентов искусствоведческих факультетов институтов Москвы.

Павильон физической культуры и спорта.

Павильон физической культуры и спорта. Всесоюзная сельскохозяйственная выставка.

Особое место среди музеев Москвы занимала ВСХВ (Всесоюзная сельскохозяйственная выставка). Каждый павильон там был посвящен какой-нибудь отрасли народного хозяйства или союзной республике. Традиционно в павильоне КОСМОС собиралось много народа, а, например, в павильоне «Узбекистан» практически никого не было. Мы с отцом не пропускали ни одного павильона, и везде с ним было интересно. Например, поговорив в павильоне атомной энергии о тяжелой воде, манипуляторах и токомаках мы, с примкнувшей компанией, шли в павильон Узбекистан, где висели ковры.

Отец пересаживал меня через ограждающий барьер с напутствием: «Внимательно посмотри, как сделан этот ковер, а потом поговорим, как надо сделать машину, чтобы его ткать». Я с удовольствием фантазировал с отцом, а затем мы шли в соседний зал и с энтузиазмом рассматривали машину для изготовления ковров, приводя редкую публику в изумление воплями типа: «Я же тебе говорил, что там должна быть такая кривая штука! А я говорил тебе, что нитки надо натягивать один раз! И т.д.»

Мы с удовольствием посещали павильон с названием «Почвы СССР» и приводили в ужас весь персонал павильона своим гомоном. Сегодня уже не могу ни вспомнить, ни даже представить, что там такое могло быть, что вызывало бы столь бурный интерес.

Сейчас уже нет ВСХВ (кстати, нет и ее преемницы ВДНХ). То, что раньше называлось ВДНХ, теперь стало большим базаром, на котором торгуют арабы. Моя попытка показать старшей дочери палеонтологический музей наткнулась на то, что его непрерывно ремонтировали, как ремонтировали и Третьяковку. Музей Ферсмана был закрыт без всяких объяснений. Политехнический музей представляет собой жалкое зрелище. Более того, мне кажется, что теперь уже люди не везут в Москву «Самое умное», а сразу патентуют это «Самое умное» за рубежом, а потом еще и продают сам патент.




Предыдущий рассказ
Сикстинская мадонна/Хулиган

Следующий рассказ
Арифмометр/Хулиган


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru