Теодорычевы байки
    Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Развлечения моего детства

"Ни дня без выигрыша".
Девиз.

Школьные будни. Класс 2в в московской школе  N 349

На уроке в 349-ой московской школе. 2"в" класс.

Развлечения или использование досуга в детстве – это синонимы. Весь досуг не занятый игрой – это вычеркнутые из жизни минуты и часы. Поэтому в детстве проблема развлечений меня сильно интересовала. Стоит напомнить, что в 1953 году не было, ни компьютеров, ни Play Station, ни даже телевизоров. На весь наш Первый Басманный переулок только у моего приятеля Миши был телевизор КВН с большой линзой перед экраном. Его родители разрешали нам смотреть парад на Красной площади два раза в год (в мае и в ноябре). Согласитесь, что этого было до обидного мало. Сегодняшним мальчишкам наверняка непонятно в какие игры можно играть на асфальте, если нет даже мяча. Но, надо сказать, наш досуг был заполнен играми до отказа.

Чеканка

Куча тряпочек протыкалась шилом и связывалась веревкой. Таким образом изготавливался «Чекан». Это такой рыхлый блин диаметром 10 см. и весом 100 гр. Иногда внутрь чекана для утяжеления вкладывалась свинцовая бляшка. Свинец в те годы проблемой не был, т.к. по всей Москве прокладывались телефонные кабели в свинцовой броне. Можно было найти обрезок такого кабеля, или спуститься через люк в канализацию и выпилить ножовкой нужный кусок из лежащего там кабеля.

В чеканке простые правила. Нужно наподдавать ногой, грудью или головой этот чекан так, чтобы он как можно дольше не падал на землю. Каждое касание тела – очко. Мой личный рекорд 100 очков, но я был не лучший чеканщик. Каждое очко имело ставку (от 0.1 коп. до 1 коп.). За кон каждый набирал очки, и по максимальному числу очков устанавливался победитель. Ему-то и платили все остальные, как разницу между собственными очками и очками победителя.

Расшибалка

Для этой игры нужна неупругая бита (лучше всего из свинца) формы плоско-выпуклой линзы. На асфальте проводится черта, на середину которой ставят монеты сложенные стопкой решкой вверх. Играющие с расстояния пяти метров кидают в эту стопку монет свои биты. Попадание в кон автоматически заканчивает игру и весь кон становится собственностью попавшего. Если в кон никто не попал, то устанавливается очередь на выбивание, по принципу дальности биты от черты. Тот, кто не докинул биту до черты, от выбивания отстраняется. Затем в порядке установившейся очередности игроки бьют по лежащим монетам. Если монета перевернулась на орел, то она становится собственностью выбивающего. Если после удара ни одна монета не перевернулась, право бить передается следующему игроку. В эту игру я играл отменно.

Кстати был у меня забавный случай. Когда, много лет спустя, я был в командировке в Ижевске, меня, чистенького молодого инженера, местная шпана уговорила сыграть с ними в расшибалку. В первую игру я выбил кон и произнес: «Отыгрываемся?» Шпана собрала второй кон, который я тоже выбил. Третий раз я в кон не попал, но бил первый и выбил все монеты кона. Шпана посмотрела на меня с уважением и больше со мной играть не стала. Потом в пивбаре меня представили, как «Московского каталу». Звание, конечно, незаслуженное, но мне было приятно.

Пристеночка

Для этой игры нужна упругая легкая бита. Самая лучшая – это поршневое кольцо от полуторки. Ударяя по стене битой, каждый игрок отбрасывает таким образом ее на асфальт. Если расстояние между битой бьющего и битой лежащей меньше «Лапти», то есть максимального расстояния между растопыренными пальцами, «Лежачий» отдает бьющему условленную ставку, обычно от 5 до 20 коп. В пристеночку я тоже играл хорошо, но был не самым лучшим. В телесериале «Громовы», я увидел, как актеры играли в пристеночку монетами вместо настоящих бит. Я понимаю, что кино – это в какой-то мере условность, но такой профанации серьезной игры не ожидал. Простота правил этой игры не должна наводить Вас на мысль о простоте ее сути. В этой игре есть свои стратегия и тактика. У меня лично было две разные биты для игры в пристеночку, и я выбирал лучшую, соразмеряясь с возможностями бит моих противников.

Рогатка

Самое веселое развлечение – это рогатка. Конструкция рогатки весьма проста. Из алюминиевой проволоки делаются рога в форме буквы «Y», на концы которых натягивается авиамодельная резинка. Из той же проволоки делаются пульки. Иногда вместо рогов используются большой и указательный пальцы левой руки. Общий метательный принцип повторяет принцип лука или арбалета. Как ни странно, но в этой игре лучшего стрелка не было. Любые наши состязания приводили к тому, что в цель попадали либо все, либо никто. Апофеозом рогаточной стрельбы была стрельба в тире сада культуры и отдыха имени Баумана. На выстрел полагалось 2 секунды. Мы впятером внезапно подходили к барьеру тира и выстреливали в заранее условленные мишени, после чего резко отбегали, чтобы нас не достал служитель тира. Тогда мне казалось, что служитель тира очень вредный дядька, но потом я понял, что при эффективности стрельбы со 100% попаданием мы заставляли его лишний раз отрывать свою задницу от стула и идти поправлять мишени.

Самокат

Самокат – это специфическое средство передвижения, состоящее из трех деталей. Доска с двумя подшипниками, доска с одним подшипником и ручкой, гвоздь. Вся конструкция была разборной, причем гвоздь обеспечивал прочное шарнирное соединение двух досок. В целом вся конструкция обеспечивала движение на трех шарикоподшипниках. Самое элементарное – это подшипники. Их мы утаскивали с помойки авторемонтных мастерских на Новорязанской улице. Вход на помойку по крышам гаражей через забор был настолько прост, что мы даже не считали это серьезным приключением, и никто ни разу не попался. Для досок прекрасно годились добротные тесины, которыми домоуправление латало заборы, разделяющие дворы. Гвоздь тоже можно было украсть, но можно было и попросить на мебельной фабрике Ольховке. Нам давали.

Моим личным вкладом в развитие самокатного дела в России было создание ассиметричного тормоза на правый задний подшипник. Дело в то, что Первый Басманный переулок идет под уклон от Новобасманной к Новорязанской. Так что, если стартовать по переулку от Новобасманной и катиться вниз, то тебя прямиком выносит под колеса автотранспорта, проезжающего по Новорязанской. Мой тормоз позволял мне, практически не снижая скорости, делать резкий поворот направо в ворота школы, причем инерции хватало на один почетный круг по двору школы. Я считал такой заезд в школу чем-то вроде фигуры высшего пилотажа в истребительной авиации. Но в скором времени все ребята нашего переулка установили себе точно такие тормоза и финишировать на Новорязанской, под колесами автотранспорта, стало признаком дурного тона.

Игра в ножички

Обычно в ножички, как следует из названия, следует играть при помощи ножей, втыкая их в то, во что они могут воткнуться. Обычно таким универсальным предметом является земля. Но в нашем дворе был сплошной асфальт, и втыкать ножи было некуда. Ввиду специфических московских условий в «Ножички» мы играли напильниками. Острая часть напильника, которая обычно вставляется в его ручку, отлично втыкается в асфальт, если напильник направлен умелой рукой. Сама игра предполагала порядка сорока фигур, когда «ножичек» подбрасывается разными частями тела (в том числе и зубами). Не воткнувшийся, «Ножичек» прекращал серию одного игрока и наступала очередь следующего. Первый, кто прошел все фигуры, забирал весь кон. В эту игру мы играли до поступления во второй класс средней школы, а затем резко бросили, так как любой из нас проходил всю серию бросков с начала до конца без сбоев, и обладателя кона стала определять не ловкость, а жеребьевка. Это уже было неспортивно. Надо сказать, что взрослым наши игры в Ножички совсем не нравились. Они ругались на нас и говорили, что мы портим асфальт и в скором времени у нас во дворе не будет асфальта. Я же считал, что у них что-то не в порядке с головою. Подумайте сами. Ну как может выглядеть мир, в котором нет асфальта?

Игра в трамваи

Игра в трамваи – это увлекательное занятие, которое требует определенного психологического навыка. Для игры в трамваи необходима горсть патронов. Желательно, чтобы патроны были от различных стреляющих предметов: пистолета, винтовки, пулемета. Патроны в то время никакой проблемы не составляли. Их легко можно было поменять у солдат на еду или поменяться между собой.

Собственно игра проходила так. Играющий в отсутствие трамваев выкладывал на рельсы патроны по определенной схеме. Например. Один пистолетный патрон, через десять метров еще один патрон другого калибра (автоматный), еще через десять метров сразу три патрона подряд причем на разных рельсах и т.д. После взрыва первого патрона водитель трамвая останавливал транспортное средство и шел осматривать путь. После второго взрыва, поскольку он звучал иначе, он делал то же самое. Троекратный взрыв подсказывал водителю, что случилось нечто серьезное и он опять выходил осматривать путь.

Суть игры заключалась в том, чтобы на участке в сто метров остановить трамвай большее количество раз. Каждая такая остановка – одно очко. Выигрывал соответственно тот, у кого было больше очков в сумме трех подходов. Мы старались разнообразить эту игру и даже пробовали подкладывать на пути запалы от гранат и противопехотных мин. Однако скоро выяснилось, что это неспортивно. После взрыва запала противопехотной мины трамвай, вернее его первая пара колес вышла из зацепления с рельсами, и водителю пришлось ломом ставить трамвай на место. Это было долго и, вообще, столько возни ради одного очка было нудной и нерациональной тратой времени.

Игра в войну

Игра в войну (имеется в виду последняя Великая Отечественная) имела несколько ипостасей. Это были военные прятки, это было изготовление самопалов и поджиг. Особым шиком были взрывы ацетилена. Ацетилен лучше всего взрывать зимой. Для этого нужен карбид кальция. Его легко можно набрать у рабочих газосварщиков. В принципе для взрывов годится и кислород, но он у сварщиков в таких тяжелых баллонах, что его можно взорвать только на месте, а это мы считали неспортивным. Карбид кальция надо бросить в снег и накрыть пустой консервной банкой (чем больше, тем лучше). Открытая часть банки ставится на снег, а в дне пробивается гвоздем отверстие приблизительно 3 мм диаметром. После этого с расстояния 2 метра в банку кидаются зажженные спички. Взрыв пятилитровой банки из-под краски звучит, как выстрел артиллерийского орудия, а сама банка при этом летит вверх на 20-25 метров. Нам это очень нравилось.

Однажды я принёс карбид кальция в школу и пообещал показать, как его надо взрывать. В туалете я закрыл фанеркой с дыркой унитаз, а на фанерку для убедительности положил кирпич. Но с унитазами я до той поры не экспериментировал, поэтому после взрыва ацетилена, и фанерка, и кирпич остались на месте, а от унитаза остался только ободок, на который собственно и садятся. Я очень расстроился из-за провала своего эксперимента, а в довершение всего меня отвели к директору и выгнали из школы на неделю. Я, конечно, оправдывался и говорил, что не мог предположить, что унитазы делают такими непрочными, но все было бесполезно. Собственно с этого момента меня занесли в список трудных детей, что изменило мою жизнь к лучшему.

Меня, как «трудного» ребенка поместили в экспериментальную группу, которую вел огромный бородатый дядька – доктор педагогических наук. Помещалась эта группа в кабинете физики и сам этот дядька, как мне кажется, тоже был физик. То есть я учился как обычно в своем классе, но должен был ходить «на воспитание» в группу этого дядьки. Кроме этого дядьки вокруг его роилась целая туча аспирантов и ассистентов, которые ловили каждое его слово.

Сам дядька, в отличие от аспирантов мне очень нравился. Он не только не воспитывал меня, а в основном обращался ко мне с кучей вопросов. Например, «Как я буду себя вести, если я на необитаемом острове и у меня нет спичек? Как я буду добывать себе еду? По силам мне поднять тот камень? (причем сказать надо, не касаясь этого камня). Какая высота трубы нашей котельной?»и.т.д. Все эти занятия он называл физикой. Я честно ему сказал, что физика мне очень нравится и, что я очень завидую старшеклассникам, которые изучают физику просто так, а не в качестве наказания.

Конечно, я тоже хитрил. Моя устоявшаяся репутация позволяла мне быть выгнанным из класса с пол-оборота. Когда я специально добивался выгона из класса, то шел в кабинет физики, а если там шли уроки, то в физлабораторию, где всегда ошивались аспиранты бородатого дядьки - моего друга. Они давали мне решать всевозможные тесты или показывали действие многочисленных приборов в этой лаборатории. Так продолжалось три года до того, как я поступил в пятый класс. Потом и Дядька, и аспиранты исчезли и «Физика» кончилась.

Правда, общение с бородатым дядькой мне пошло на пользу. Я стал штудировать книги Перельмана «Занимательная физика» и «Занимательная химия». Что зарядило меня новой порцией идей.

Например, во дворе нашей школы я устроил показательный взрыв металлического калия. Калий кладется в вертикально стоящую бутылку из под шампанского, на треть заполненную водой. После этого надо быстро отбежать. Калий лихо превращает воду в каустик и при этом сам сильно нагревается. Водород, являющийся «отходом» этой реакции взрывается, выкидывая кипящий каустик красивым фонтаном.

Когда же начались космические полеты, и был запущен искусственный спутник земли, то я изготовил порох из бертолетовой соли с углем и ракеты нашей команды летали выше тех, где «порохом» была сера от спичек.

А когда в мои руки попал кристаллический йод, то сделать йодистый азот и вообще не представлялось никакой проблемой. Каждый кристаллик такого соединения – это не обычная взрывчатка, а бризантное вещество и взрывается даже от того, что на него наступают. Звук взрыва – как выстрел из мелкашки. Школьное начальство долго допытывалось, кто «эту гадость» рассыпал по коридорам школы, но меня никто не выдал.

С течением времени из игр стали отсеваться детские, а карты прочно вошли в наш быт. Это были игры: очко, бура, сека, дурак, но к тому времени я уже стал лабухом.

О лабухах читайте рассказы из раздела "Лабух", например Горнист.

Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что мне в жизни повезло на хороших людей. Бородатый дядька (неудобно так называть, но я больше ничего о нем не помню) был первым таким человеком. Потом были и другие люди, которые приняли участие в моей судьбе. Всех их я помню. А в себе чувствую долг помочь другим хулиганам стать членами нашего социума.




Предыдущий рассказ
Первая кровь/Хулиган

Следующий рассказ
Герои нашего времени/Хулиган


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru