Теодорычевы байки
    Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Мои детские игрушки

Играй, да не заигрывайся!
Напутствие

Я играю в игрушки

Я и мои детские игрушки.

Наблюдая жизнь своих детей, я вдруг понял, что они играют совсем не теми игрушками. То есть, конечно, на игрушки я никогда не скупился и старался угодить своим детям, но современные игрушки совсем не похожи на игрушки моего детства.

Стендовые приборы

Я играю в игрушки

Мои любимые игрушки - вольтметры и амперметры.

Самыми первыми моими игрушками были стендовые вольтметры и амперметры. Отец приносил их с работы и давал мне для полной и окончательной разборки. Кстати тогда я понял, что по сути эти приборы абсолютно идентичны, за исключением двух несущественных деталей, которые отец называл Шунт и Балласт. При всей невзрачности этих приборов, они содержат кучу интересных деталей и, самое главное, в каждом приборе был свой магнит.

Магнитам я находил кучу разных применений: искал мамины иголки и скрепки на полу, двигал по поверхности стола металлические гайки, заставлял железные опилки, рассыпанные на бумаге собираться в удивительные узоры.

Кроме того, все без исключения детали, вынутые из амперметров и вольтметров, имели высокий меновый рейтинг в нашем дворе. Я менял блестящие пружинки, рамочки и магниты на не менее важные детали: сломанную ручку от штыка ножа, патроны для всякой стреляющей утвари, резину для изготовления рогаток и прочие ценные вещи. В моем арсенале появились отвертка, пассатижи и бокорезы, которыми я научился мастерски владеть.

Кубики

Мой отец считал, что ничто не развивает так конструкторскую мысль, как кубики. В то время кубики не продавались, а то, что продавалось, кубиками нельзя было назвать. Отец решил проблему быстро и радикально.

Мы с ним пошли на мебельную фабрику на Ольховке, где он заявил, что пришел с сыном помочь им вывезти производственный мусор. Нас допустили на помойку, где мы набрали большую сумку деревянных обрезков самой невообразимой формы.

Поскольку мы уже находились на территории фабрики, то не составило труда пройти в заготовительный цех, где отец попросил чуток доработать эти обрезки. С обрезков удалили заскорузлые детали и острые углы, а то, что получилось, отец стал называть кубиками.

Дома отец покрасил кубики путем окунания в банки с нитрокраской. Всего банок было три, так что кубики были трехцветными. Сушили мы их, как белье. В кубик втыкалась булавка, за которую кубик прищепкой подвешивался к бельевой веревке. В результате этих нехитрых действий я стал обладателем, как теперь говорят: «набора кубиков эксклюзивной модификации».

На этом Отец не успокоился и купил мне коловорот со сверлом 10мм. Этим коловоротом я сверлил в кубиках дырки в самых неожиданных местах, вставлял в них палочки, которые, в свою очередь, вставлялись в другие дырки. По мере моей «Игры» конструкции становились все более и более изощренными, а кубики все более и более дырявыми.

Наши гости обычно очень удивлялись моим «КУБИКАМ» и спрашивали, где возможно достать такие же, но отец обычно отвечал, что кубики сделаны по спецзаказу на мебельной фабрике старым мастером, который уже умер, а секрет изготовления кубиков давно утерян. Гости понимающе кивали головой, а их дети дико мне завидовали.

Специальный инструмент

Когда я освоил коловорот и мне стали доступны иные горизонты, я упросил отца купить мне пилу, рубанок и молоток. Он купил детский набор инструментов и посчитал, что выполнил мою просьбу.

Однако я тут же пришел к нему с жалобой на пилу, которая не пилила. Отец с видом превосходства взрослого человека пошел на кухню показывать мне, как надо пилить пилой. Пила не пилила и в его руках. Отец сильно рассердился и выкинул весь мой детский инструмент на помойку. После этого мы пошли с ним во «взрослый» магазин инструментов на Кировской, где он придирчиво отобрал и купил хороший инструмент.

Дома отец наточил весь инструмент и покрасил все ручки в красный цвет. Теперь я понимаю, что он так сделал, чтобы инструмент не «заиграли» в нашей коммунальной квартире, но мне он сказал, что так метят «СПЕЦИАЛЬНЫЙ инструмент».

Потом долгое время я называл «СПЕЦИАЛЬНЫМ» любой предмет, выкрашенный в красный цвет, и частенько попадал в точку. Красная пожарная машина - специальная, красная мигалка – специальная, красный сигнал светофора тоже специальный, даже красная кастрюля – специальная. Никто меня не поправлял и я считал, что говорю правильно.

Этим инструментом я научился прекрасно работать. Я делал деревянные лодочки, самокаты, поджиги (это такие пистолеты, которые по принципу действия напоминают корабельные пушки петровских времен).

Мои столярные успехи были замечены соседями по квартире и они завалили меня заданиями починить то или это. Таким образом, никто из них и пикнуть не смел, когда я в кухне начинал строгать, пилить, сверлить – то есть мусорить.

От той поры на сегодня у меня осталась только табуретка, которая была моим детским верстаком. Эта табуретка до сих пор вызывает недоумение моих гостей. Она вся в шрамах от ножовок, сверел и молотков. Бесчисленное количество раз чиненная и крашеная. Но я ее не выкидываю, ведь она старая учительница и многое вытерпела, пока не научила меня работать.

Бенгальские огни

Бенгальские огни были моей самой любимой игрушкой особенно потому, что взрослые категорически мне запрещали эти игры.

Все началось с новогодней суеты, когда мой старший брат привлек меня к созданию бенгальских огней из опилок магния и еще какой-то дребедени, включая глину. Мы все сделали по рецепту, но на новый год бенгальские огни только шипели и не зажигались.

После нового года все и думать забыли про бенгальские огни, а я терпеливо ждал, когда они высохнут на батарее парового отопления. Окончательно высохшие бенгальские огни, я вынес во двор. Эффект был феерическим.

Поскольку производственные запасы остались еще с нового года, я украдкой продолжал производить бенгальские огни и стал их единственным производителем на нашей улице.

Самым главным препятствием в бенгальском производстве были родители и соседи, которые безжалостно уничтожали мои заготовки, выложенные для просушки. Методом проб и ошибок я нашел место в нашей коммунальной квартире, где не ступала нога человека. Это была щель между газовой колонкой и стеной в ванной комнате. Там в тепле и сушились мои бенгальские заготовки.

Теперь я не играю в игрушки, а с умилением наблюдаю, как это делают дети. К сожалению, виртуальные компьютерные игрушки (стрелялки, убивалки и дрыгалки) совершенно вытеснили нормальные игрушки, развивающие пространственное, конструкторское и художественное мышление. Даже навыки, полученные на компьютерных космических тренажерах, в подметки не годятся навыкам пилить, строгать или забивать гвозди.

Так что мое твердое убеждение – хреновые теперь игрушки.




Предыдущий рассказ
Арифмометр/Хулиган

Следующий рассказ
Производственное воспитание /Хулиган


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru