Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Ветеран Батя

Кто не рискует,
Тот не пьет шампанского!
Монтерская мудрость.

555

«Запорожец» - личный транспорт ветерана Бати.

Забота о ветеранах Великой Отечественной Войны – это чуть ли не самая драматическая страница истории советского государства. Не вдаваясь в подробности, могу сказать конкретнее, заботиться проще о могилках на кладбище, чем о живых людях. Так, что блага государственной заботы испытали на себе только «долгожители», а прочие получили лишь венки на кладбище. И то не все.

Был у нас электромонтер ветеран Батя. Батя относился именно к долгожителям. Скорее всего, не к долгожителям, а к той категории упорных людей, которые и выиграли войну. Батя был капитаном, командиром танкового звена. Дошел до Берлина, но под самым Берлином получил контузию и встретил окончание войны в госпитале. В значительных парадах не участвовал и, имея несметное множество наград, ничего от советской власти не требовал.

Еще о ветеране Батя читайте рассказ "Боевое крещение".

С течением времени старость и война начали брать свое. Батя стал медленно передвигаться, и у него все время сводило правую руку. Как раз в это время государство решило осчастливить ветеранов личным транспортом - «Запорожцем». «Запорожец» - это машина наподобие Фольксвагена типа «жук». Сделана машина была на скорую руку, жутко чихала, дребезжала и была рассчитана на двух человек. Для Бати «Запорожец» был спасением или, точнее, продлением жизни. С этой машиной он мог передвигаться на значительные расстояния без посторонней помощи.

Батя был самым мудрым из всех наших монтеров, а монтеры и вообще-то мудрый народ и, даже, молодой монтер, как правило, мудёр не по годам. Поэтому ему удавалось ездить без проколов, нарушая все мыслимые правила дорожного движения. Апофеозом Батиного вождения был наезд на бордюр памятника Ф.Э. Дзержинского на одноименной площади в Москве. Молодому милиционеру-регулировщику он капитанским голосом приказал молчать и основательно отчитал его за нерадивость, потом показал свое ветеранское удостоверение и спокойно отчалил. Завистливые монтеры, к сожалению такие тоже были, советовали ему хотя бы пройти ускоренные курсы, где танкистов переучивают на вождение «Запорожца», но Батя был непреклонен.

Однажды мне посчастливилось прокатиться с Батей по Москве от Колхозной площади до Семеновской. Это была незабываемая поездка. Начальство требовало, чтобы я в течение получаса был на Семеновской, а я отнекивался, что, мол, это физически не возможно. Тут как раз и вмешался Батя и сказал, что я для него прочти, что Наполеон Буанопарте и он почтет за честь доставить меня по назначению на «Запорожце».

Со двора родного НИИ мы выехали, в общем, нормально, не зацепив ни машин, ни ворот. Но на Садовом кольце машина стала как-то странно дергаться, то ускоряясь, то почти останавливаясь. При этом все, кто осмеливался подъехать к нам ближе десяти метров, попадали в зону густого Батиного мата и старались ретироваться. У Электрозаводского моста довольно сложное движение. Здесь я понял, что если все тотчас не остановятся, нам ни за что не проехать.

Так вот, все участники движения, как только дергающаяся Батина машина подъехала к транспортной развязке, остановились, как вкопанные. Батя проделал замысловатые виражи в опасной близости от стоящих машин и с блеском вырулил на мост. Машин было довольно много и все они ввиду недостаточности свободного пространства попали в зону Батиного мата. Поскольку русский мат несет еще и смысловую нагрузку, все водители поняли, кто они есть и, я уверен, что в течение последующих двух часов продали свои машины, как несостоявшиеся водители.

Потом я, конечно, бывал на всяких экстремальных развлечениях, типа «Американские горки», но после Батиной езды по Москве, это было совсем не страшно. По приезде на место Батя вызвался подождать меня, для того, чтобы отвезти назад. Но я понял, что обратной дороги не переживу и понес всякую ахинею про загрузку, занятость и т д.

Что самое интересное, Батя ездил на работу и домой каждый день, рискуя своей жизнью и жизнями десятков москвичей. Но для ветерана, прошедшего всю войну командиром танкового звена, это такие мелочи, что даже и вспоминать об этом неприлично.

Умер Батя не от аварии, а от старости в кругу любящих внуков. Я был на его похоронах, сказал хорошие слова и отчетливо понял, что вместе с ним канула в Лету очередная веха истории. История, на мой взгляд, жива до тех пор, пока жив хотя бы один очевидец, а история, написанная в книжках и не история вовсе.




Предыдущий рассказ
Подводное плавание/Электрик

Следующий рассказ
Единомышленник/Электрик


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru