Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Любовь и комары

Здравствуй, ж--а, Новый Год ...
Возглас удивления. Монтерская мудрость.

Комары-кровопийцы

Комары-кровопийцы.

На планете Земля в трогательном единении живут все твари Божьи: и люди, и звери, и микробы, и комары. Правда, если спуститься с божественных высот на грешную землю, то прямо скажу, что некоторых тварей, я бы не создавал вовсе, а некоторых, уничтожил, как ошибку эксперимента. Иногда кощунственно подумаешь про Божьи дела: «А этих-то, нахрена он создал?» Но ответа на этот вопрос, как правило, не получаешь.

Летом мы с напарником Вадиком работали в Кондопоге. Стояла жара. С Вадиком работать было гораздо приятнее, чем с бригадой монтеров, нет бытового пьянства и трений, которые дополнительно нагружают нервную систему. Работали мы на модернизации в горячем цехе. Надо сказать, что летом, да еще в горячем цехе, чувствуешь себя, как в парной русской бани. Но вместо того, чтобы лежать на полке и хлестать себя веником, ты работаешь, обливаясь потом. В цехе есть фонтанчик с противной соленой водой, которую мы приучились пить.

С жаждой, таким образом, вопрос был решен, но с личным потом все было не так просто. Малейший прыщик, царапинка или потертость начинают от пота воспаляться и болеть, причем за ночь зуд проходит, но после получасовой работы в цехе, вся картина опять повторяется. Местные рабочие решают проблему стоянием под холодным душем и протиркой болящих мест водкой снаружи и изнутри. Мы поступали так же.

Свободное время мы с Вадиком проводили по-разному. Я ходил в ресторан, а он на танцы. В ресторане я получал удовольствие, не от еды, а от того, что мог некоторое время посидеть в чистой одежде, в чистом помещении. С едой я не шиковал, потому, что это не главное. Вадим ходил на танцы в городской клуб. Занятие прямо скажем небезопасное.

Дело в том, что многие местные девушки видели единственный способ вырваться из Кондопоги – это выйти замуж за приезжего, а местные мальчики обоснованно видели в приезжих конкурентов, посягающих на их вотчину. Многие за это бывали биты, но у Вадима как-то все обходилось. Обычно я приходил домой раньше Вадима, поскольку на танцах главное не танцы, а процесс провожания выбранной пассии домой. Процесс этот мог затянуться до утра, но у нас была договоренность: «Независимо от проведенной ночи на работу в восемь».

В эту ночь Вадим пришел как обычно в три часа ночи. В это время в Кондопоге летом уже светло, как днем. Тихо, чтобы не шуметь, он поставил посреди комнаты стул, снял со стены зеркало и поставил на стул. Я делал вид, что сплю, чтобы его не смущать. Затем Вадим повернулся ко мне лицом, а к зеркалу задом и неожиданно снял штаны. Голову он повернул в сторону зеркала и стал внимательно рассматривать свой зад. Его поза была настолько комичной, что я от души рассмеялся. Он ничуть не смутился и со словами: «Посмотри чего там», повернул свой зад ко мне. Вся его задница была плотно покрыта следами от укусов комаров. Я тотчас понял, в чем дело: «Допровожался».

Оказывается, он со своей пассией решил прогуляться в уединенной аллее на окраине города. Эффект был налицо. Для подобных случаев у нас был йод. Я из медицинских побуждений предложил ему обработать рану йодом. После первого мазка он, подвывая со спущенными штанами начал прыгать по комнате. Теперь такое показывают по телевизору, но актеры играют слабо, эмоции переигрывают. И сами их скачки, и вопли выглядят довольно неубедительно. Актерское дарование Вадима не позволило ему скатиться в пошлятину. Его скачка была исполнена внутреннего смысла: охлаждение зада потоками воздуха, и вопли точно соответствовали неподдельным переживаниям тонкой натуры.

Однако самая ужасная расплата за весело проведенную ночь наступила только на следующий день. В нашем горячем цехе любое движение причиняло Вадиму серьезную боль. Да еще в душе на насмешки рабочих он хмуро сказал: «С обрыва упал».

Вадим своим ужасным жизненным случаем доказал очевидную истину, что целомудренное пьянство гораздо лучше трезвого распутства. В этот вечер он попросился составить мне компанию в ресторан и своим унылым видом нисколько не испортил мне настроение, а даже наоборот. Дня четыре я мазал раненное место Вадима, но скакал он все менее активно и, в конце концов, вылечился. В первый же вечер после выздоровления Вадим показал мне только что купленный репеллент от комаров и, потрясая им, сказал: «Пойду на танцы». Я уважаю мужскую настойчивость и даже дерзость, но отнюдь не любой дерзкий поступок является подвигом. В случае Вадима – это точно не подвиг, а безрассудство.




Предыдущий рассказ
Дальтоник/Электрик

Следующий рассказ
О пользе радио/Электрик


Скачать Теодорычевы байки






























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru