Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Сенокос

Пойдем, Вань, на сеновал,
Иль касатик спасовал?
Часть частушки.

Сенокос. Скирд соломы

Я на сенокосе. Скирд соломы.

Ну какое отношение сельско-хозяйственная работа сенокос имеет к работам в электронной промышленности? Невнимательный человек, конечно, скажет: «Никакого!», а вдумчивый только покачает головой и ничего не скажет. Действительно, ты скажешь, а потом за свои слова еще и отвечать? Поэтому, чтобы лучше понять эту проблему, я Вам расскажу реальную историю моего участия в процедуре «сенокоса».

Осень – это всегда плохо. Тому есть несколько причин. Во-первых, кончилось лето, пляжи, солнце и разгоряченные тела. Во-вторых, слякоть и промозглость московской погоды растаптывают в Вашей душе любые ростки, тянущиеся к возвышенному. В-третьих, близится конец года и надо сдавать все НИРы, которые ни шатко, ни валко тянулись целый год. Это с одной стороны подготовка материалов к госкомиссии, а с другой стороны получение практических результатов, которые можно было бы выдать за положительные. Эдакий принцип применение теории относительности к бюрократическому процессу.

Основная задача начальника научно-исследовательского отдела в этот момент не мешать своим сотрудникам делать свою работу, зорким оком выявляя и жесткой рукой нейтрализуя нерадивых. У меня в этот год все катилось без сбоев и спотыканий, поэтому я немного расслабился. Но, к слову сказать, Партия никогда не давала расслабиться разным членам, как партийным, так и беспартийным. Существовал джентльменский набор таких способов: субботник, воскресник, овощная база, уборка картошки и, конечно, сенокос. Как только я расслабился, в мой отдел пришла разнарядка о выделении трех человек на сенокос. Мои попытки отправить туда охламонов из лаборантского состава были решительно пресечены парткомом. Мне объяснили, что в районе нашего десанта обстановка сложная, так как наша прошлая команда пила водку, не просыхая весь период сенокоса. Так что Партии требовались зрелые вдумчивые люди. Но мне, как начальнику отдела, тоже требовались эти люди на своих рабочих местах.

Поскольку, в силу ограниченности своего образования, я решительно отвергал учение схоластов – мистиков о раздвоении личности, выхода у меня не было. Тогда я предложил компромисс. В шахматах это называется выигрыш «качества». Я предложил свою кандидатуру на сенокос, взяв на себя руководство нашей бригадой, и гарантировал отсутствие алкоголических эксцессов. С другой стороны партком уменьшает свой запрос с трех до одного. Мы ударили по рукам, и сенокос начался.

С самого начала я как-то упустил ситуацию. То есть мои «орлы» не пили огненной жидкости, и я считал это достаточным показателем благополучия. Правда, через некоторое время, я опять стал мыслить рационально и мне показалось, что «колхозники» нас как-то дурят. Например, я ни разу не сумел получить наряд на работу. Когда мы уходили на работу, то контора еще была закрыта, а когда приходили с работы, то контора уже была закрыта. Так что я стал записывать работы, которые мы выполняли в блокнотике огрызком карандаша. Надо сказать, что работы мы выполняли самые разнообразные: скирдовали сено, разгружали химикаты, грузили брикеты соломы и даже «заготавливали сено литовкой с неудобий. То есть косили сено вручную, как наши пращуры.

Когда срок командировки моей бригады подошел к концу, я не пошел на работу, а двинул в контору. Тут нужно пояснить, как я выглядел внешне. Нечесаный, небритый, джинсы заправлены в сапоги и в телогрейке на голое тело. Другими словами я ничем не отличался от прочих сельских работников ни обликом, ни манерой поведения.

В конторе сидел учетчик, от которого я потребовал наши наряды на работу. К моему удивлению, наряды оказались на месте. Кроме того я обратил внимание, что они были обсчитаны и в конце красовались итоговые цифры, совершенно неприличные ввиду своей малости. Учетчик, хромой сморчок, ухмыляясь, смотрел на мою реакцию. Естественно я поинтересовался:
- Почему так мало?
- Сколько заработали, столько и есть! На! Считай!

С этими словами сморчок-учетчик бросил на мой край стола довольно толстую книгу «Сборник нормативов учета сельскохозяйственных работ». Я машинально открыл эту книгу и тут же увидел кучу таблиц. Буквально через секунду я понял, что держу в руках удивительно ценную книгу. Если Вы занимались электроникой, то наверняка знаете, что большую часть жизни электронщику приходится читать таблицы. Следовательно, у такого инженера вырабатывается соответствующий опыт. Лично я люблю таблицы. В них можно увидеть взаимосвязи и тенденции. Так что, придерживая одной рукой сборник, а другой наряды на работу, я стал проверять учетчика со словами: «Ну смотри, сморчок! Найду ошибку, морду набью!».

Ошибки не замедлили появиться. Каждая работа в этом справочнике имеет базовую расценку и таблицы коэффициентов, увеличивающих или понижающих базовую ставку. Так вот этот сморчок везде поставил минимальные или понижающие коэффициенты. Мой перерасчет выглядел заметно солиднее. Понижающие коэффициенты я заменил повышающими, а минимальные заменил повышенными. Сморчок понял, что не тому дал книгу. Верещания сморчка я пресек следующим образом. Я пообещал ему прямо здесь в конторе дать в глаз, а затем за шиворот приволочь его к председателю колхоза и доказать, что он ведет двойную бухгалтерию.

Сморчок понял, что так оно и будет, и сильно испугался. Тогда я несколько смягчился и пообещал сморчку, что все забуду, если он своим красивым почерком перепишет наши наряды на работу с моими поправками. Так все и вышло. Члены моей бригады получили за недельную работу по 400 рублей, что по тем меркам было равносильно окладу начальника отдела.

Моя слава бригадира сенокосильщиков быстро облетела весь НИИ и народ начал роптать. Мол, на сенокосы нужно ездить с Теодорычем или с каким-нибудь другим начальником отдела. Тогда и заработки будут выше, и работать на сенокосе будет не так противно. Но зам. директора по науке на общем собрании решительно пресек это зародившееся народное движение. Он заявил, что больше ни один начальник отдела на сенокос не поедет, а меня он еще накажет, что б было неповадно впредь.

Как ни странно, я потом много раз вспоминал этого колхозного учетчика. Он был маленький, хроменький и хилый. Девки не обращали на него внимания. Им нравились мускулистые деревенские парни, с которыми так здорово проводить время на сеновале. Маленький хилый учетчик копил злобу и корпел над книжками. Когда он вошел в репродуктивный возраст, он стал умнее прочих деревенских парней и был назначен учетчиком. Он получил власть над их деньгами, и девки стали с ним спать тоже из-за денег. Так он стал уважаемым учетчиком, но, по сути, остался все тем же маленьким, злобным сморчком.




Предыдущий рассказ
Леша Самоукин/Циклон

Следующий рассказ
Пьяный электрик/Циклон


Скачать Теодорычевы байки






















Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru