Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Необычная командировка

Век живи, век учись,
Все равно дураком помрешь.
Памятка молодого инженера.

Сибирское отделение Академии Наук СССР

Сибирское отделение Академии Наук СССР.

В ноябре 1982 года все началось как-то примитивно и буднично. Я сидел в кабинете у нашего директора, и мы с ним работали. Слово «работали» вряд ли правильно отражает эту ситуацию, но обычно всегда так говорят.

Я принес Директору очередной спич, то есть текст доклада, который он должен был зачитать на коллегии министерства. Директор, взяв руки красный карандаш, начал черкать в моей бумаге всякие каракули. При этом он непрерывно меня хвалил, приговаривая, какой я молодец, что так здорово разобрался в этой сложной проблеме. Я молча сидел тут же и смотрел, как планомерно уничтожаются результаты моего упорного труда. В общем, все было обыденно и нудно.

Еще о моей работе спичрайтером читайте рассказ Спичрайтер.

Вдруг в кабинет вошла секретарь директора и с порога заявила:
- Опять звонили из министерства и требуют, чтобы Вы обязательно поехали в сибирское отделение Академии Наук.
- Зиночка! Ну, объясни им, что некогда мне, что у меня проблемы с нашим филиалом и вообще все такое. Наконец придумай что-нибудь.
- Я им все это говорила, но они настаивают!
- Ну, тогда отправь в командировку кого-нибудь еще.
- Кого?
- Да вот хоть его.

Директорский палец уперся в меня. Так началась моя самая удивительная в жизни командировка. Задача группы директоров нашего министерства заключалась в ознакомлении с достижениями институтов сибирского отделения АН СССР. Мол, ученые много чего там напридумали, так вот теперь пора все это внедрять, да не все что попало, а только самое лучшее. В этом месте краткой подготовки директорский палец указал куда-то вверх. Моя задача была простой, как мычание. Я должен был все узнать, все понять и, конечно же, помалкивать. А вот по приезде все, что узнал, я должен был рассказать нашему ученому совету. Воодушевленный предстоящей прогулкой, я расслабился и совершенно зря.

Первый звоночек прозвучал, когда я попал в компанию командированных директоров крупных предприятий электронной промышленности. Самый крупный из них и самый насмешливый нарочито громко спросил меня: - А где председатель нашей комиссии Иванов?
- Я за него.
- А ты кто?
- Теодорыч.
- Вот и отлично! Значит председателем нашей комиссии будет Теодорыч.

Сначала я не придал его словам значения, но вскоре в гостинице появился представитель академиков со списком институтов, которые мы должны были посетить. Я честно все просмотрел и подписал этот план. Наутро самый насмешливый директор по фамилии Цветов заявил мне, что расписание составлено неправильно, и он лично на первую встречу не пойдет. Тогда я ответил ему, что он, конечно, может не пойти на эту встречу, но тогда он не узнает всего того, что узнаю я и остальные директора. В ответ он пробурчал что-то типа: «Поспешили мы с председателем».

Буквально с первого дня командировки сибиряки взяли нас в оборот. Три института до обеда и три после обеда. В каждом институте выступало от трех до пяти человек с изложением своих достижений. После каждого доклада насмешливый Цветов представлял руководству института меня, как научного консультанта министерства и я начинал задавать вопросы по всем выслушанным докладам. Видимо Цветов хотел подставить меня или заставить смутиться перед лицом научных светил. Только он просчитался. Невозможно такой малостью смутить бывшего хулигана и лабуха.

О моем хулиганском детстве и жизни лабуха читайте рассказы Первая кровь, Горнист и другие.

Надо сказать, что научные руководители отвечали на мои каверзные вопросы обстоятельно и с полным уважением. Постепенно в директорской компании сложился следующий ритуал: слушаем доклад, я задаю вопросы, слушаем ответы, я благодарю дирекцию института за содержательное представление их работ и мы переходим в другой институт.

В конце первого дня я после ужина засел конспектировать услышанное. От обилия информации голова основательно трещала. Эта командировка продолжалась всего неделю, но я так и не сумел приспособиться к мощному потоку информации, и моя голова болела непрерывно. С другой стороны мой «конспект» при этом пух как на дрожжах.

Там я впервые в жизни увидел магнитооптический диск, тренажер истребителя с переменной геометрией, генератор Ван де Графа и удивительный способ «лечения» кристаллов кремния мягким рентгеном. Неутомимый Цветов выпихивал меня на всеобщее обозрение по всякому удобному случаю. С его подачи я попробовал на тренажере посадить истребитель на палубу авианосца. После того, как я пять раз к ряду разломал палубу корабля и сгорел в страшном пламени, меня наконец отпустили.

Реванш я взял в Томске. Увидев, впервые в жизни, электростатический ускоритель Ван де Графа, я попросил хозяев торжества показать нам следы антивещества, которое они получили в своем ускорителе. Не было предела унынию всей компании директоров, когда я с воодушевлением, вместе с ядерщиками, рассматривал фотографии с невнятными треками частиц.

Видимо за проявленное усердие именно в Томске Бог наградил меня одним днем отдыха. Умер наш дорогой Леонид Ильич Брежнев. Всей директорской компанией мы помянули почившего Генерального секретаря КПСС и осторожно выпили за «следующего». Правда, имени «следующего» никто не называл.

Несколько месяцев спустя я опять встретился с Цветовым на каком-то совещании в Зеленограде. Я был в свите нашего директора, то есть я был при деле. Цветов поздоровался с нашим директором и кивнул на меня:
- А этот Теодорыч, твой что ли?
- Мой.
- Не завидую я тебе. Видел бы ты, как он всю элиту электронной промышленности в Новосибирске по ранжиру строил. Недолго тебе осталось директорствовать с таким подчиненным. А если бы ты видел, как он конфузил академиков, то вообще бы его выгнал.

Тут в разговор вступил я.
- А вот ябедничать не надо. Так делают только невоспитанные люди.
- Ну! Что я тебе говорил?

Практическим итогом этой необыкновенно познавательной командировки было мое выступление перед ученым советом и написание аналитической бумаги. Бумага эта начала скитаться по кабинетам министерства, но так там и затерялась. Электронная промышленность не любила авангардных решений. Пусть загнивающие западные электронщики набивают себе шишки и разбивают лбы о недоступные проблемы, а мы пойдем путем успеха, шагая по их телам. Такая концепция была в ту пору довлеющей и единственно правильной. Все остальные концепции были в ту пору либо оппортунистическими, либо недальновидными.




Предыдущий рассказ
Что такое ОФАП?/Циклон

Следующий рассказ
Враг не дремлет/Циклон


Скачать Теодорычевы байки






















Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru