Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Граждане начальники

Ты начальник – я дурак,
Я начальник – ты дурак.
Монтерская мудрость.

Мой начальник Дима

Мой начальник Дима.

На протяжении долгого времени, когда я был инженером, старшим инженером и ведущим инженером, меня удивлял идиотизм взаимодействия начальников и подчиненных. За редким исключением все эти взаимодействия представляли собой общение тупого (начальника) с упертым (подчиненным). Это утверждение можно было бы сопроводить соответствующими диалогами, показывающими процесс во всей красе, но не это главное.

Дело в том, что вообще говоря, такая система взаимоотношений не способствует решению задач научными коллективами. В армии, например, всякие трения решаются простым образом:
- Молчаа….аать!
- Повторить приказ!!
- Выполнять!!!

К сожалению, в научных коллективах это не работает, поскольку именно подчиненные должны работать головой, а начальник должен обеспечивать этот процесс (зарплата, вычислительная техника, комплектующие и т.д). Вот собственно об этом процессе я и хочу рассказать.

Первым делом хочу развенчать распространенное мнение, что на должности начальников набирали особенно злобных и тупых людей. Совсем напротив, должность начальника научного коллектива обычно предлагалась людям, лично добившимся значительных успехов в проектировании и внедрении научных разработок. Кроме того, от будущего начальника требовалась исполнительность и абсолютная управляемость. Только в этом случае можно ожидать эффекта от слаженных усилий различных коллективов. Сам я прошел путь от успешного инженера до тупого начальника и хочу поделиться с Вами, так сказать взглядом изнутри.

Основой для подвижки наших ведущих инженеров на начальнические должности было блестящее выполнение работы по созданию карманного электронного переводчика. Работа курировалась лично министром Электронной промышленности и, как результат, все мы стали начальниками. Дима – стал начальником отдела, а мы с Мишей – начальниками лабораторий.

Надо сказать, что поначалу я не осознал, что произошло. Сам я по уровню разработчика тогда превосходил любого, работавшего у меня инженера. Кроме того, я отлично понимал, что и как должны были делать мои подчиненные. Что же касается обеспечения рабочего процесса, то я считал, что это не отнимет много времени. Математик Миша тоже мне говорил, что математика - она и в Африке математика. Поэтому, становясь начальником, он ничего не потеряет. Диме вообще нравилось управлять процессом научной разработки. Всего наша команда насчитывала пять человек, как тогда говорили «штыков»: троих начальников и двух ведущих (Саша и Шура). У нас были и прочие сотрудники, но перечисленный коллектив выполнил очень сложную работу и показал себя дееспособным. В то время мы считали, что любая задача нам по плечу.

Далеко не сразу я ощутил, что что-то пошло не так. Я львиную долю времени занимался противостоянием бюрократическим препонам, мешающим моей лаборатории выполнить поставленные задачи, и на участие в самих этих работах просто не оставалось времени. Миша жаловался мне приблизительно на то же. Дальше - больше. С моими друзьями Мишей и Димой у меня возникли точки трения. Поскольку все мы стали администраторами, то сменились и ценности. Теперь ценным считалось получение на лабораторию «лишних» квадратных метров, оборудования, штатных единиц, телефонных линий.

Начальник отделения, понимая, что сплоченный коллектив может иметь собственное мнение и ресурс для поддержки этого мнения, начал вбивать межу нами клинья. Например, он сообщил Диме, что надо ехать в командировку в Болгарию, но вместо Димы поеду я, так как знаю болгарский язык. Дима на меня обиделся. Мише он сказал, что тот, исполняя проект, становится его автором, а Диме сказал, что тот, кто дал идею, тот и автор. Дима и Миша взаимно обиделись. Вариантов подначек было множество, так что через два года они откорректировали наши отношения до формулы: «Каждый сам за себя и один лишь Бог за всех». К тому времени мы подросли до отделения. Дима стал начальником отделения, а я и Миша стали начальниками отделов. Всего нас стало около ста человек, но мы перестали быть командой. Я строил свои работы так, чтобы как можно меньше зависеть от других отделов, создавая параллельные структуры.

Все это длинно рассказывать, и очень нудно во всем этом участвовать. Вот какая метаморфоза произошла с работоспособным коллективом единомышленников. Нас стало 100 человек, а «штыков» осталось только пятеро. Да и те штыки затупились, поржавели от неправильного употребления. Постепенно начальники лабораторий и начальники отделов оказались в окружении людей типа «Чего изволите?», начисто лишенных инициативы и научного потенциала. Дима от нас отдалился, окружив себя молодежью, которая смотрела ему в рот и каждую его фразу сопровождала возгласом: «Ах, это гениально!». В кулуарах эти же люди откровенно потешались над Димой.

Оглядываясь назад я, откровенно говоря, не могу отметить точку, в которой я должен был бы остановиться или поступить иначе. Система меня несла, как щепку в бурном потоке. Любая остановка или противодействие этому потоку нанесли бы вред мне лично и моей семье. В шахматах такая ситуация называется Zugzwang, то есть любой ход ведет к ухудшению ситуации. Вот такое удивительное коловращение жизни.




Предыдущий рассказ
Лекции/Циклон

Следующий рассказ
Правила игры/Циклон


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru