Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Что такое ОФАП?


Программа допустила ошибку
И закрыла Ваш компьютер навсегда.
Сообщение Windows.

Отраслевой фонд алгоритмов и программ

Так выглядел отраслевой фонд алгоритмов и программ - ОФАП. Слева магнитные ленты, справа в коробках 8-ми дюймовые дискеты.

ОФАП – это аббревиатура, которая означает – отраслевой фонд алгоритмов и программ. Собственно этим фондом я и руководил с 1982 года и до начала «перестройки».

В СССР к компьютерам было особое отношение всегда. Вначале компьютер считали порождением кибернетики, продажной девки империализма, и всех, кто пытался делать такие штучки, пытались засунуть с глаз подальше. Например отец советских компьютеров академик Лебедев, создатель МЭСМ и БЭСМ, был засунут в мой родной ВНИИ «Электропривод», где занимался разработкой релейной логики управления лифтами. Безусловно, лифты – это очень важно, но заставлять академиков разрабатывать лифты – это расточительно.

О работе во ВНИИ «Электропривод» читайте рассказ Боевое крещение и другие.

После смерти Сталина руководство страны как-то одумалось и разрешило делать вычислительные машины, но при этом пренебрежительно относилось к программам для этих машин. «Нужна тебе программа? Так напиши ее и не приставай к серьезным дядям». Вычислительные машины, попав в руки профессионалов, конечно же, работали, а вот прочие смотрели на ЭВМ с недоверием и мистическим ужасом.

В 1982 году наша промышленность стала выпускать компьютеры для индивидуального применения - «персоналки». При этом вопрос нехватки программного обеспечения решили изящно и красиво, как вообще это было принято в СССР.

Если на загнивающем западе есть вычислительные машины и программы к ним, то достаточно сделать такие же машины и украсть готовые программы у капиталистов. Программы, как нематериальная субстанция, не сумеют разобраться, что их запустили на чужих машинах, и будут обслуживать пролетариат точно так же, как и буржуев. С тех пор вся наша вычислительная техника заговорила по-английски, но это никого не смутило тогда, не смущает и теперь.

Так вот, мой коллектив как раз и занимался поиском подходящих программ для наших персоналок, разрабатывал к ним документацию и снабжал ими непрофессионалов. Я и сейчас считаю, что занимался, хотя не очень интересным, но зато очень полезным делом.

Самое интересное в этом деле было то, что и в Советском Союзе были программисты ничуть не хуже западных. Наши программисты делали в частности такие программы, которые работали на неисправной машине, адаптируясь к поломкам ЭВМ. Естественно я хотел, чтобы эти чудо-программисты чувствовали себя комфортно и получали за свой труд деньги. Но, к сожалению, в СССР это было категорически нельзя.

Я упорно комбинировал различные документы, постановления, законы и, в конце концов, нащупал систему выплаты гонораров нашим талантливым программистам. С программистами я заключал договоры подряда и платил им по тарифам. Так вот именно тарификатор (прейскурант) и был основным камнем преткновения. Как оценить труд программиста? А самое главное: кто освятит своей подписью мой экономический труд.

Основной проблемой было то, что программы все разные. Они решают различные задачи, написаны на разных языках и для машин с различной системой команд. Моя основная идея была в том, чтобы построить тарификатор по принципу текстильной промышленности. Ситец, например, расценивают по прейскуранту, считая расход красок на квадратный метр. А поскольку цветов спектра всего семь, то прейскурант получается аккуратный и компактный.

Когда я начал обивать пороги главного экономического управления нашего министерства, то сразу совершил непростительную ошибку. Со своим трудом я пришел прямо к начальнику экономического Главка, и он больше часа с интересом меня слушал и листал мой труд. После этого он собрал начальников отделов своего Главка и в моем присутствии устроил им нагоняй: «Вот Вы все ходите ко мне, и в головах у Вас сплошные вопросы. А вот сидит парень и у него в голове ответы на все Ваши вопросы. Идите и поработайте с ним».

Такой подлянки от этого человека я не ожидал. Экономисты гоняли меня по кругу, запутывая и требуя все новые и новые бумажки, которые я изготавливал, подписывал и приносил им, ненасытным. А дело стояло на месте. Окончательным добивающим ударом было их решение, что наше министерство некомпетентно выпускать такой прейскурант. Вот и весь сказ. Затею свою я не бросал, но на какое-то время у меня исчерпались идеи.

И вдруг такой подарок. Наше правительство, идя в ногу со временем, учредило Министерство Информатики. Это вроде бы как Министерство по делам вычислительной техники. Сотрудники вновь учрежденного министерства стали лихорадочно искать, кем бы они могли поруководить, и пригласили всех моих коллег из других министерств к себе на собеседование. Ясно, что беседа кончилась ничем. Я выступил, сформулировав мысль всех моих коллег: «Если Вы министерство, то мы готовы на Вас работать. Включайте нас в свои программы, выделяйте финансирование, а потом будете командовать».

На том и разошлись. Но не все. Я, например, остался. После этой встречи я подошел к начальнику Главка новоиспеченного министерства Венгеровскому (потом я его несколько раз видел в свите Жириновского) и предложил ему дружескую помощь.
- Как я понимаю ни бюджета, ни штатов у Вас пока нет.
- Да. Вы верно понимаете молодой человек.
- А вот работу с вас требуют, не считаясь с этим фактом.
- Ну, что-то в этом роде.
- Я Вас спасу.
- Это каким образом?
- Я дам Вам свой экономический труд, актуальный в Советском Союзе сегодня как никогда. Мне лично Вы заплатите, когда появятся деньги. Одновременно я напишу запрос в Ваше министерство, с просьбой предоставить прейскурант для работы министерства электронной промышленности. Вы, в свою очередь направите в адрес нашего министерства сам прейскурант и строгую директиву его придерживаться.

В результате все так и произошло. Денег от Венгеровского я так и не получил, но наш экономический Главк, получив на свою голову знакомую бумагу в виде директивы свыше, сильно меня зауважал. Все претензии специалистов Главка ко мне теперь выглядели, как вопиющая некомпетентность, но я этим не воспользовался, а предложил дружить.

Программистам я теперь платил вполне ощутимые гонорары, что было по тем временам революционным свершением.




Предыдущий рассказ
Военная подготовка/Циклон

Следующий рассказ
Необычная командировка/Циклон


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru