Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Советские специалисты

Сеньоры, к нам сеньоры!!!!
Но! Но! Но!
О, сеньоры - педерастиум?
Но! Но! Но!
О, сеньоры - импотентиум?
Но! Но! Но!
О, Зовьетико!
Старый анекдот.


Советские специалисты в Болгарии

Советские специалисты в Болгарии. Я во втором ряду - второй справа.

Мы не можем оценивать текущую историю. Взгляд изнутри существенно отличается от взгляда снаружи. Например, то, что кажется очень важным сегодня по прошествии лет забывается, а что-то, что было простым и обыденным помнится долгие годы. Природа намеренно лишает нас никчемных воспоминаний и оставляет только то, что и формирует нашу суть. Поэтому первые впечатления от чужого места самые правильные. Потом глаз расфокусируется и теряет свою остроту.

В 1975 году я приехал в Болгарию на пуск целлюлозно-бумажного комбината КЦХ-Мизия. На перроне в Софии меня встретил веселый болгарин Петко. Болгарин сказал: «Бырзо приказвай былгарски. Нали славяне сме?» То есть: «Говори по-болгарски. Ведь мы славяне, не правда ли?» Я понял, что ничего не понимаю, Петко тоже это понял и перешел на язык жестов.

Может быть, Вы замечали, что когда Вы расположены к человеку, то Вам понятны его жесты и мимика. Петко поселил меня в гостиницу, дал денег и объявил, что я свободен до завтрашнего утра (утре с утринта). Половину дня я бродил по центру древнего города Софии и к обеду был полон впечатлениями под завязку. Сам я москвич и хорошо знаю, как меня раздражают некоторые приезжие-туристы, которые активно жестикулируют, кричат и стараются привлечь к себе внимание всех окружающих. Поэтому я старался вести себя как можно незаметнее и говорить по-русски как можно реже.

В столовой, однако, я оказался в некотором замешательстве. На витрине лежали очень аппетитные куски мяса с обильной подливой, но напрочь отсутствовал гарнир. Хлеб тоже был нарезан не плоскими кусочками, а просто батон был разрезан на четыре куска (вдоль и поперек). Суп был в горшочках и пах очень здорово. Передо мной в очереди стоял болгарин средних лет. Я взял то же, что и он, но мяса взял две порции, поскольку оно без гарнира. Кассирше я сказал то же, что и болгарин: «Колко е струва?»(сколько стоит?) и в момент расчета достал самую крупную купюру, которая у меня была. Так что никто не подумал, что я чужой.

Я сел за стол к тому же болгарину и стал копировать его действия. Болгарин взял с тарелки за хвостик острый перец, поболтал его в супе, положил в рот, медленно разжевал и стал методично прихлебывать суп. Я сделал те же действия. Но, когда раскаленный кусочек перца обжег мне рот и стал медленно двигаться по пищеводу, я срочно стал метать суп в рот одну ложку за другой и с явным преимуществом обогнал болгарина. После этого я приступил к мясу, но опять сделал все не так. Я просто стал есть мясо, обмакивая его в соус. Болгарин, догнав меня, не спеша, разломал четверть булки хлеба, покрошил его в соус и помял немного вилкой, чтобы соус впитался в хлеб. Потом болгарин съел еще один перчик и стал основательно закусывать хлебной кашей с мясом. Я повторил его действия, исключая второй перчик. К моему удивлению к концу трапезы выяснилось, что вторая порция мяса в таком раскладе лишняя. Этот перчик жег меня до конца дня. Я заливал его пивом, заедал пирожками, но перчик все равно давал себя знать. Что поделаешь! Чужая страна, иные нравы, чуждая пища.

Назавтра Петко забрал меня из гостиницы и вместе с компанией из города Коряжмы, которая приехала утром, и повез всех нас в город Мизия. Впечатления меня просто задавили. Путь в Мизию лежит через горный перевал Дефиле. Горный серпантин, ущелья и скалы, а затем долина, где кусты роз, высажены вдоль дороги, чтобы курицы не выбегали на шоссе. Кроче говоря, я был сыт этими впечатлениями под завязку.

По дороге, устав таращиться в окно, я познакомился с советскими специалистами из Коряжмы. Это были рабочие высокой квалификации с приставкой «обер»: обер-резчик, обер-сеточник, обер-каландровщик. Такая приставка в Советском Союзе означала как минимум докторскую зарплату в пятьсот рублей. Так что мужики эти были непростые, и я отнесся к ним с полным уважением. Со своей стороны наш водитель Петко, гостеприимный болгарин по приезде в город Мизию пригласил всю нашу компанию к себе домой (выв кышта та) отметить благополучное прибытие.

В этот день все меня удивляло. Представьте себе застолье: пять голодных мужиков пришли в гости. На столе против каждого стоит пустое чайное блюдечко, рядом чайная чашка и больше ничего. Мы естественно молчим и прикидываем, что если Петко такой жмот, то зачем было приглашать к себе в гости. Петко однако, ничуть не смущаясь, сделал неуловимый знак своим женщинам (жене, дочке) и те быстро обошли нас, положив каждому в тарелочку один люля-кебаб и одну котлетку. Все эти мясные изделия были до неприличия маленькими. В чайную чашку они налили вина. Но много ли можно налить в чайную чашку? Мы быстро выпили и моментально съели эти молекулы мяса.

Пока Петко цветисто рассуждал, как заправский тамада на непонятном нам языке, на тарелочках и в чашечках было все восстановлено. Не могу вспомнить, сколько раз это все было восстановлено, но в какой-то момент я понял, что выпить еще чашечку смогу, но ни люля, ни котлетка в меня уже не войдет. Я, как и компания оберов, привык к водке или пиву, но такого количества сухого вина никогда не пил.

Мне было весело, и я даже подтягивал слова незнакомой песни «Градил Илия келия» (это аналог нашей песни «Шумел камыш»), но, когда я попытался встать с лавки, ничего не получилось. В целом застолье прошло на редкость удачно: не случилась драка, и никто нигде не наблевал, а я не только получил удовольствие, но и выучил две новых фразы: «Ште быдем живи и здрави» (За наше здоровье) и «На экс» (Пьем до дна). Надо сказать, что сухое вино, когда его много, гораздо лучше водки. На таких пьянках никогда не бывает мордобоя, что удивительно само по себе, а, кроме того, хотя ноги не держат тело, но можно петь хоть до утра.

Кстати, эту знаменитую песню «Градил Илия келия» я так и не выучил, потому что: учение в нетрезвом виде не идет впрок, песня эта про несчастную любовь, в песне более ста куплетов и, наконец, болгары каждый раз поют ее по-другому. На следующий день мы влились в советскую общину. Это один подъезд многоквартирного дома и несколько четырехквартирных коттеджей.

Для того, чтобы мы, советские специалисты, выглядели прилично, нам пошили новенькие рабочие костюмчики из белой и голубой джинсовой ткани (один комплект стираешь, другой носишь). На примерке передо мной оказался один из оберов. Он заказал портному два дополнительных кармана, и портной согласился их сделать. Когда очередь дошла до меня, то я заказал портному восемь дополнительных карманов в самых неожиданных местах (на голени, на бедре, на рукавах). Не хвалясь, скажу, что моим костюмчикам завидовали сослуживцы. Правда, через три месяца, когда мы окончательно уделали костюмчики, нам пошили новые. В новых костюмчиках изобилие карманов было у всех.

Постепенно я и другие советские специалисты начали втягиваться в болгарский быт и понемногу стали учить язык. Через месяц я стал понимать смысл того, что говорят болгары, а через два месяца, меня как будто бы прорвало, и болгарская речь полилась свободной рекой. В этом деле мне сильно помог турок Али, но и без него я бы обязательно освоил язык.

Отношение к русским в Болгарии хорошее: руснацы – братушки, Александыр - освободитель. В то же время русскоговорящие специалисты – это диковинка, и каждый глава семьи норовит затащить такого специалиста на обед с вином. Если это дело пустить на самотек и пить со всем городом, то можно превратиться в законченного алкоголика. В то же время, человек, говорящий по-болгарски это обыденно и скучно, даже если этот человек из СССР.

Когда ко мне приехали жена и четырехлетняя дочь, я уже свободно говорил на болгарском языке, а они изучали язык с нуля. Особенно меня поразила моя дочка Светочка. Она освоила болгарский за одну неделю, и языковый барьер не мешал ей играть с болгарскими девочками-сверстницами во дворе. Однажды она привела домой маленькую болгарскую девочку, которая о чем-то попросила меня, но я ничего не понял. Тогда моя Светочка с досадой сказала мне: «Она просит попить, а ты ничего не понимаешь». Только после ее слов я услышал в детском лепете болгарскую фразу: «Ас искам да пия».

Легкость, с которой моя дочка освоила чужой язык, видимо, все-таки связана с возрастом. Что касается словарного запаса, то ее брали у меня на прокат жены советских специалистов, которые приезжали погостить у своих мужей и сделать «зарубежные покупки». Светочка легко переводила фразы этих дам, покупавших материю, ковры, шерсть и.т.д. Когда мы приехали в Союз, то дочка опять меня поразила. Она начисто забыла все болгарские слова, исключая те, которые не были вытеснены соответствующими русскими словами. Например, собаку она называла собакой, а ежика тералешкой.

Вот такие метаморфозы живого языка.




Предыдущий рассказ
Как меня выперли в Болгарию/Болгария

Следующий рассказ
Комсомольское собрание/Болгария


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru