Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Найден и Пешо

Тодоре! Тук ли си?
Тук сым. Тук!
Добре!
Из разговора.

Найден и Пешо. Мизия, Болгария.

Найден и Пешо. Мизия, Болгария.

Однажды летом у нас в Мизии была гроза. Ну что может быть плохого в летней грозе. Конечно, ничего плохого нет, если молния не ударяет в фазный провод. А так стукнула эта молния в фазный провод и сожгла 96 силовых тиристоров. У меня было конечно кое-что на замену, но не такое количество. Ввиду создавшегося дефицита меня было решено послать во внутреннюю командировку, за тиристорами, в город на границе с Грецией «Беласица Петрич». Ехать надо было на легковом автомобиле, и места в машине для стукача не нашлось, так как место было предназначено под груз и в данном, конкретном случае груз был важнее. Из посольства нам пришло расписание моего движения на машине. С севера на юг Болгарии, через красивейшие места, с обязательной остановкой в городе Разлог.

По аналогии с русским словом Вы можете подумать, что там что-то разлагается. Ничуть не бывало. На самом деле в этом месте сходятся три горных массива. А, глядя именно из этой точки можно сказать, что горы расходятся. Одним словом Разлог. Всего в командировочном автопробеге участвовали трое: Пешо – главный энергетик комбината, Найден – наш электрик и по совместительству водитель и я. На месте старта в Мизии меня напутствовал наш руководитель Куракин. Текст был примерно такой же, как на собеседовании в ГКЭС. То есть: с иностранцами не общаться, подарков не принимать, секс на время командировки прекратить, ночевать только в Разлоге в советской общине. Я, умудренный опытом, полученным ГКЭС, вдумчиво кивал головой и не задал ни одного вопроса, а в конце беседы четко, по-военному рапортовал, что все понял и исполню в точности каждое слово босса. Этим я сократил длительность всей этой тягомотины, а также показал свою классовую сознательность и надежность.

В Разлоге мы должны были ночевать два раза. Первый раз по дороге туда, а второй раз по дороге обратно. Когда мы добрались до Разлога, то выяснилось, что вся советская община создалась там всего за три месяца до нашего приезда. Поэтому никто из них не говорил по-болгарски. Между тем на месте я нашел трех человек, которых знал еще по Союзу. В те времена по наладкам бумагоделательных машин в Советском Союзе болтались одни и те же люди. Так что три человека из Перми, Ленинграда и Котласа, оказались моими друзьями.

Что касается застолий, то эта команда уже переняла основные принципы у болгар. Меня приняли как дорогого друга, которого не видели сто лет. Надо сказать, что застолье было не главным мероприятием. Главное мероприятие – это купание в термальном озере в горах. Температура воды в этом озере всегда 30С0, а сама вода пахнет сероводородом (так пахнут тухлые яйца). Сначала это меня несколько смутило, а потом я плюнул на мелкобуржуазные изыски и стал купаться в нем, как все. В это время была весна (март) и в водоемах Болгарии вода имеет температуру порядка 17 градусов, так что для неприхотливых москвичей и, еще более неприхотливых, пермяков сезон купания был уже открыт. Однако купание в тухлой горячей воде, это не купание, а медицинские ванны, что далеко не одно и то же. Осмелюсь Вам доложить, что купание в этой тухлой воде пробуждает неуемный аппетит и желание выпить сухого вина. Это неоспоримый медицинский факт.

Само застолье началось как обычно с шутками, прибаутками и даже моим исполнением песни «Градил Илия келия», что по русским стандартам приравнивается к песне «Шумел камыш» и потому было вполне уместно. В застолье участвовали не только советские специалисты и наша командировочная команда, но и местные ребята, так сказать сослуживцы. Когда уже было достаточно выпито и съедено, ко мне подсел парень с турецкой внешностью и заявил мне, что он македонец и, что это его страна. В довершение всего он показал мне болгарский паспорт, где в графе национальность значилось «Македонец».

Не думаю, что я понял бы, что к чему - трезвый, но в поддатом виде я сказал, что Болгария – это прекрасная страна и она мне очень нравится. Тут мой новоявленный приятель резко возбудился и сказал, что не Болгария, а Македония. На это я сказал ему, что не силен в географии, но Македония по моим представлениям – это область в Югославии. Македонец возбудился еще больше и заявил, что «все это» (дальше широкий жест рукой) империя Александра. Я просветлел лицом и сказал: «Конечно, я знаю Александра Македонского и его отца Филиппа. Им удалось создать непобедимую армию, но в итоге все завоевания Александра кончились ничем, так как все македонцы растворились среди персов и прочих завоеванных наций».

Лучше бы я этого не говорил. Македонец начал на меня набрасываться. По весу он мне подходил, и отделать его было бы весьма педагогично, но наличие советских стукачей сковывало мою инициативу. Македонца оттащили от меня и он, вращая глазами, впился в меня взглядом. Кончилось тем, что когда я заговорил по-русски, македонец схватил нож и бросился на меня со словами: «Какой же ты болгарин, когда прогибаешься под русскими как последняя сука». Конечно, поставить ему фингал под глаз было бы правильно со всех сторон, но применение ножа выводило нашу потасовку на совершенно иной (уголовный) уровень, и я решил защититься от него стулом. Стул, конечно, поломался, но македонец на некоторое время лишился сознания и затем был нейтрализован.

В нашем застолье возникла неловкая пауза. Паузу в застолье всегда уместно заполнить новой порцией вина. Так было и на этот раз. Правда, Пешо поинтересовался: «Кто это такой плохой болгарин?» Пешо понял слова македонца так, что он, Пешо, плохой болгарин, а я за него заступился и двинул македонцу стулом по голове. Поэтому я настоящий друг. Я всегда знал, что Пешо может выпить много вина, но на этот раз даже я был поражен. Пешо пил чашу за чашей. В определенный момент он, видимо, перестал различать окружающих его людей. Тогда Пешо, глядя прямо перед собой, стал вопрошать:
- Тодоре, тук ли си? (Теодорыч, ты здесь?)
- Тук сым. Тук. (Здесь я, здесь)
- Добре! (Отлично!)

Пешо, понимая, что я здесь, и я его не брошу, решил оттянуться по полной программе. С Пешо у меня были очень хорошие отношения. Он был главным энергетиком комбината. Когда комбинат только запускали, Пешо взвалил на меня все общение с бригадирами электриков. Каждое утро я ставил им задачу и шел проверять их работы за предыдущий день. На месте я подписывал процентовки или не подписывал. Без моей подписи Пешо свою подпись не ставил. Таким образом, все электрики комбината зависели от меня, что меня, в конечном счете, устраивало. В то же время Пешо имел огромный досуг, что позволяло ему заниматься политесом и повышать свой статус в управлении комбината.

Одним из «достижений» Пешо на этой ниве было получение холодильника в кабинет. Непосвященный скажет, что холодильник это бытовой прибор и не может влиять на статус работника. Но не спешите с выводами. Если начальнику поставили холодильник, это значит, что там он может держать ракию, мастику, пиво и прохладительные напитки, требуемые для исполнения представительских функций. Набор этих реквизитов ежедневно пополнялся за счет предприятия. Так что начальник с холодильником был «круче» начальника без холодильника. Это было вроде дополнительной лычки у армейского сержантского состава. Так что в наших отношениях с Пешо всегда присутствовало положительное подтверждение их полезности. Я командовал целой армией электриков, а Пешо имел холодильник, что в наших мировосприятиях было равноценно.

На следующий день после застолья Пешо выглядел как огурчик. С огромной седой шевелюрой он был очень опасен для нестойких дам, но даже у стойких все равно не было ни единого шанса устоять перед его чарами, когда он был трезв.

До Беласицы Петрича мы добрались без приключений, если не считать инцидента на границе, когда при въезде в пограничную область Пешо и Найдена обыскали чуть ли не до трусов, а меня даже не попросили выйти из машины. На комбинате в Периче все было готово к нашему приезду, так что мне осталось удостовериться, что в коробках лежит то, что нам надо и мы поехали назад.

На обратном пути мы решили не останавливаться в Разлоге во избежание повторов и рецидивов и сразу махнули в родную сторонку. Правда, на полпути домой Найден, переглянувшись с Пешо, спросил меня, знаю ли я что такое Мельник. Оказывается Мельник – это село расположенное внутри высокогорного ущелья. В этом ущелье село, и виноградники прикрепляются к стенам ущелья. Ввиду изолированности этого ущелья ото всей Болгарии, там уникальный климат, уникальный виноград и уникальное вино. Вино мол, в самой Болгарии не продают, а продают сразу в далекие страны за твердую валюту. А завернуть туда и вовсе проще простого. Крюк в 15 километров – вот всего и делов-то. Естественно во мне тут же пробудился дремлющий интерес исследователя всех уникальных проявлений сущего.

В само ущелье нас не пустили (на машинах категорически нельзя). Но пешая прогулка по дощатым мостовым села была действительно впечатляюща. Дорога проходила то по одной стороне ущелья, то по другой, связываясь между собой многочисленными мостами. Высоко над нами, на склонах ущелья были видны виноградники, причем, проблема ухода за ними так и осталась для меня загадкой ввиду их абсолютной недоступности. В конце нашего маршрута располагалась так называемая винная изба «кышта за вино». Когда мы появились в избе, я тут же попросил для меня и всей компании полтора литра вина, но умудренный житейским опытом Пешо меня поправил: «Само по една чаша» (только по одной чашке). Действительно, попробовав это вино, я понял, что в Мизии у бая Тодора вино точно лучше и не усмотрел в нем ничего для продажи на экспорт.

Когда мы возвращались к машине, было около 12 часов. Солнце нещадно нас жгло, и не было ни малейшего ветерка. На улице нам не встретился ни один человек. Свою досаду за излишний крюк в 15 км. Я излагал на специфическом сленге (русском мате), а мои попутчики одобрительно кивали мне головами. Вскоре у одного из домов села произошла заминка.

Дом в селе Мельник. Болгария




Дом в селе Мельник, где мы купили вино. Болгария.

Там на крылечке сидел седой болгарин и спросил меня:
- За што така псуваш момче? (Почему ты ругаешься парень?)
- Ваше то мельничско вино не струва ни за ништо! (Ваше мельническое вино - полное дерьмо!)
- Заповядуйте, другари. Опитайте мое то вино. (Зайдите ко мне. Попробуйте моего вина.)
- За теб вино сышто (Да у тебя вино такое же!)

Тут Пешо перестал кивать головой и сказал: «Теодорыч! Как тебе не стыдно? Старый человек нас приглашает, а ты ругаешь его вино, не попробовав».

Я извинился перед стариком, и мы пошли в его дом. В доме была просторная прихожая с барной стойкой в левом углу. Старик усадил нас за барные стулья, а сам занял место бармена. Сначала он дал нам вина из початой бутылки, которая стояла на стойке. Я попробовал и тут же заявил, что это конечно лучше, чем в винной избе, но не дотягивает даже до просто хорошего вина. Тогда старик взял бутылку со стеллажа за своей спиной и налил нам вторую пробу на дегустацию. Вино оказалось хорошим, но 15км. Крюка не стоило. Памятуя замечание Пешо, я сказал старику, что нам, конечно, все это понравилось, но нам надо спешно ехать домой.

Старик все понял и попросил нас немного подождать. Он сходил в подвал и принес литровую сильно пыльную бутылку вина. Наши чаши он заменил на маленькие рюмочки не больше наперсточка. Старик на наших глазах протер пыль и наклонил бутыль так, что вино в горлышко залилось тонким слоем. При том, что вся бутылка была из прозрачного стекла, вино в горлышке было непрозрачным. Старик поставил себе такой же наперсточек как и нам. Когда он открыл бутылку, то все мы явственно почувствовали запах цветущего сада. Он налил себе вина в наперсточек, а затем выполнил такие действия:
- Поводил наперсточком перед носом (запах);
- Вылил наперсточек в рот и подержал его, не глотая (вкус);
- Проглотил вино и резко выдохнул воздух из легких (послевкусие).

Мы проделали то же. Надо ли говорить, что такого вина я никогда не пробовал. Это вино имело запах цветущего сада, вкус терпкого винограда, а послевкусие наполнило рот ощущением поразительной свежести. Наша команда купила у старика по одной бутылке 0,75литра этого вина по чудовищной для Болгарии цене 2лева за бутыль. Стандартная цена хорошего вина 1 лев за литр.

Окончание дегустации было уже в Мизии. Я сидел дома и перед моим мечтательным взором проплывали сцены дегустации вина из Мельника с моими московскими друзьями. Конечно, я поставлю им всем маленькие наперсточки, объясню весь ритуал дегустации и они, просветленные мною, сделают хотя бы один шаг к возвышенному. Из транса меня вывела компания наших бригадиров электриков, которые шумной толпой ввалились ко мне в квартиру, несмотря на протесты моей жены. С порога они заявили, что поскольку я был в Мельнике, то должен угостить их вином, которое пьют только аристократы. Напрочь лишенные душевной тонкости Старика, они стаканами выхлебали все драгоценное вино, достали двенадцатилитровую бутыль сливовицы и продолжили веселье. Конечно, я хотел заныкать от них заветную бутылку, но кто же прячет вино от своих? Правда, я легким вопросом решил восстановить для себя ход событий.
- Мужики, а почему вы пришли ко мне именно сегодня?
- А мы уже были у Найдена и Пешо.

Вот и верь после этого людям. Меня сдали мои лучшие друзья Найден и Пешо. А Пешо должно быть особенно стыдно, потому, что в Разлоге именно я защитил его от македонца и гарантировал свою защиту после каждой выпитой чаши вина.




Предыдущий рассказ
Футбол в Козлодуе/Болгария

Следующий рассказ
Явления природы/Болгария


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru