Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Мой друг Али

Мой друг Али

И вот все в говне,
А я в белой рубашке.
Квинтэссенция анекдота.




Примерно такие пассатижи показывал мне мой друг Али.

Али был наладчиком высшей категории на КЦХ г. Мизия. Он был руководителем нескольких бригад наладчиков и вел себя недружественно и неприязненно. Начать с того, что Али не говорил со мной по-русски, хотя русский знал. Во-вторых, он предложил мне снять с объекта бригаду и перебросить ее куда-то еще, так как «два таких специалиста, как мы, уже слишком много для этого объекта». Он все время старался меня на чем-то подловить и даже подверг сомнению правильность расчета системы регулирования. Здесь-то я его с большим удовольствием раздолбал, поскольку математические знаки, в достаточной степени, интернациональны, а дифуры вообще во всем мире одни и те же. Больше Али на научные споры не заводился, но продолжал со мной ругаться по каждому пустяку. Этот Али просто меня достал.

Атмосфера на пусковом объекте и так не сахар, а тут вместо поддержки сплошные подначки. Так продолжалось недели две. За это время я как-то враз стал говорить по-болгарски. На третью неделю мы с Али столкнулись с типовой ситуацией. Представьте себе, что кабель идет из точки А в точку В, но в точке А у него провода красные, а в точке В у него провода желтые. Дураку понятно, что это не один и тот же кабель. Для того, чтобы разобраться в этой ситуации надо лезть в кабельный канал.

Пара слов о кабельном канале. Представьте себе этакие траншеи в бетонном полу цеха, глубиной 1,5 метра и шириной 70 сантиметров. По одной внутренней стенке этой траншеи прицеплены крючки, на которых и лежат себе кабели. В работающем цехе все эти траншеи закрыты железками и пол выглядит ровным. Следовательно, в кабельном канале можно передвигаться только боком, согнувшись в три погибели. Но это еще не все. Для соблюдения чистоты в цехе, его периодически моют, поливая водой из шланга. Вода, попавшая в кабельный канал, начинает гнить и производит амбре аналогичное выгребной яме нужника. Человек, спустившийся туда, моментально пропитывается этой водой и ходит со специфическим запахом до первой постирушки. Так что в приличные места (курилку, столовую) в таком виде его не пускают.

Угадайте с трех раз: «Кто из бригады электриков в СССР лезет в кабельный канал?». Я слышу Ваш правильный ответ: «Конечно бригадир наладки – инженер, которому больше всех надо». Поэтому, когда стало ясно, что надо лезть, я ни минуты не раздумывая, снял ближайшую железяку и полез в это дерьмо. Работу в канале я сделал довольно быстро, но вонь держалась до вечера. На следующий день, как назло, случилась аналогичная история и я собрался лезть, но меня остановил Али: «Чакай бе. Сега мой ред.» (Погоди. Сейчас моя очередь). От Али я этого не ожидал. Надо сказать, что после этого момента наши отношения пошли на лад, а заканчивали объект (это был продольно-резательный станок) мы друзьями.

Я никому не жаловался на Али и ничего о нем не рассказывал, поэтому страшно удивился, когда мой знакомый Ангел (это имя такое) спросил меня, как мне работается с Али, жестом я показал, что вроде все нормально. Тогда Ангел спросил меня: «Показывал ли Али мне свои пассатижи?». Вопрос довольно странный, но я действительно припомнил, что Али показал мне такой фокус. Он достал свои монтажные пассатижи и перекусил ими трехмиллиметровый гвоздь, а затем выщипнул у себя волос и теми же пассатижами перекусил свой волос. На это Ангел с уверенностью сказал: «Вы настоящие друзья».

С Али мы удивительно расставались. Он в своей обычной жесткой манере разговора сказал, что мне следует уделить больше внимания своему образованию и что мое образование недостаточно для дальнейшей деятельности в наладке. Это было немного обидно, особенно после удачного запуска станка, но Али еще добавил: «Я работал на атомной электроцентрали с доктором физико-математических наук и записал за ним девяносто шесть листов выражений, а за тобой только сорок восемь листов». Когда я посмотрел аккуратно записанные матерные выражения в тетрадке Али, то, с одной стороны подивился своим знаниям, а с другой стороны подивился: «На хрена все это нужно Али?» Али, улыбаясь, гордо сказал мне: «Я знаю русский мат».

Для того чтобы сбить с него спесь, исключительно в воспитательных целях, я попросил его перевести предложение:
Себя от холода страхуя,
Надел доху я на меху я,
В доху добавил меху я,
Доха не греет совсем.

Али заулыбался и сказал, что все понял и, что тут сплошной мат, на что я ему с уверенностью ответил, что ни одного матерного слова в тексте нет. Настроение Али я все-таки не испортил. Он, широко улыбаясь, сказал, что у него и в мыслях не было тягаться с русскими в знании мата, а доктор наук все-таки знает больше меня. Вот такой наглый вывод!

Али я сделал подарок на память. Монтажный нож из быстрорежущей стали. Этим ножом я сначала немного построгал обычный гвоздь, а потом перерезал висящий волос. Так что если Вы встретите хмурого турка, у которого и нож и пассатижи режут волос и гвоздь, то можете быть уверены – это мой друг Али.




Предыдущий рассказ
Методи Стоев/Болгария

Следующий рассказ
Чичо Мусий/Болгария


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru