Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Болгария

Многие любят туризм и путешествия. Туристы набиваются в автобусы и, разинув рот, послушно поворачивают головы в такт со словами гида: «Посмотрите на это», «Посмотрите на то». Вращение головами совершенно не мешает туристам непрерывно щелкать фотоаппаратом и жужжать видеокамерами. По возвращении домой туристы как-то сразу превращаются в «бывалых людей» и солидно комментируют показ фотографий и открыток. Кроме того «бывалые люди» притаскивают с собой сувениры и предлагают своим знакомым пощупать изделия далеких стран, превращая тактильные ощущения в некоторое таинство причастности. В моей жизни мне несколько раз приходилось адаптироваться в новых странах или новом типе местности, так что я на собственном опыте не раз ощутил переход от ощущений зеваки туриста к ощущениям аборигена. Не избежала этой участи и Болгария.



Как меня выперли в Болгарию

Я вчера закончил ковку,
Я два плана залудил
И в загранкомандировку
От завода угодил.
В.Высоцкий.

Целлюлозно-бумажный комбинат в Болгарии

Целлюлозно-бумажный комбинат в Болгарии. Город Мизия.

Советские люди 70-х имели стабильную систему социальных ценностей, в которой загранкомандировка считалась одним из высших достижений. Во-первых, командированный был как бы туристом и видел новые места. Во-вторых, за это платили и неплохо. А в-третьих, платили так называемыми сертификатами, которые были параллельной валютой в тогдашнем СССР. В те времена даже существовала специальная сеть магазинов «Березка», в которой можно было приобрести все от импортной еды и одежды до бытовой электроники и мебели. Это замечательное изобретение ведомства Суслова позволяло взбодрить народные массы и направить их потуги на трудовые подвиги за границей. Вообще побывать в «загранке» было светлой мечтой каждого советского человека.

В 1974 году наш отдел спроектировал, а наш родной завод выполнил три зарубежных заказа: для аккумуляторного завода в Корее, для бумажной фабрики в Румынии и для целлюлозно-бумажного комбината в Болгарии. Мне было твердо обещано, что я точно поеду в одно из этих трех мест. За это я должен был проверить все сделанное оборудование прямо на заводе. Расчет был весьма нехитрым. Я трудился в поте лица, проверяя досконально все подсистемы, поскольку наглядно представлял себя в далекой стране наедине с этой кучей железа, которое не работает, и починить которое в той далекой стране невозможно.

Заводские начальники и рабочие сразу меня невзлюбили, так как штамп ОТК ставился только на мою подпись, а я ее не ставил, если в оборудовании была хоть малейшая недоделка. На меня пытались жаловаться. Но именно эти жалобы убедили мое начальство в том, что они поставили на проверку «правильного» человека. Постепенно заводские успокоились и даже стали меня немного уважать. Например, начальник сборочного цеха приглашал меня распивать с ним трехлитровые баночки пива, что само по себе свидетельствует о моем немалом успехе. После двух месяцев ударного труда в грязном сборочном цехе, оборудование уехало, а я стал предвкушать свою командировку в одну из трех стран.

Первой страной оказалась Корея. Однако в Пхеньян поехал не я, а наш партийный секретарь (в Корее платили бесполосыми, то есть самыми дорогими сертификатами). Мне на это сказали, чтобы я не волновался, так как решено, что я поеду в Румынию. Не успел я расстроиться по поводу Кореи, как уехавший партийный секретарь вернулся с распухшей ногой и сразу обосновался в больнице. Его укусил энцефалитный клещ. Попутно выяснилось, что с корейцами есть некоторые проблемы общения, и наши специалисты во избежание неприятностей живут на огороженной, охраняемой территории завода. То есть советские специалисты постоянно живут на стройке. От предложения поехать в Корею я отказался, решив, что в Румынии вредных насекомых значительно меньше. И все было бы ничего, но вскоре я не поехал в Румынию, а затем не поехал в Болгарию. Удивительным образом для поездки в эти страны нашлись более достойные люди, и я смирился с реалиями жизни, затаив обиду на свое лживое начальство.

В Румынию поехал Витя Коренев, потому, что он немного знал румынский язык. (Еще о необычном человеке Вите Кореневе читайте рассказ Притяжение несчастий").

В Болгарию поехал парторг нашего отдела по совершенно непонятной причине. Правда, у него было подходящее образование: «Высшие курсы радиосвязи при КГБ». Подозреваю, что основным критерием выбора была концовка этого названия. При всей кажущейся абсурдности назначений в загранкомандировки, в них содержалось и рациональное зерно. Дело в том, что работу по наладке тоже кто-то должен делать, потому что стукач должен стучать, прихлебатель - прихлебывать, а наладчик налаживать за троих.

В Болгарии такой наладчик был. Звали наладчика Виктор. Судя по тому, что он оставил после себя – наладчик Виктор был толковый мужик. Но с Виктором случилось несчастье. После празднования праздника, посвященного социалистической революции 7 ноября, Виктор перебрал алкогольную дозу и упал в овраг. Во время падения Виктор повредил себе позвоночник, и у него отнялась нижняя часть туловища. Все это я узнал значительно позже. Виктора отправили домой в Союз, а в болгарской группировке наметился дисбаланс. То есть стукачи и прихлебатели были как раз налицо, а вот наладчика-электрика не было. В результате «наверху» решили, что я должен ехать в Болгарию для восстановления баланса.

Есть такая песня В. Высоцкого «О загранкомандировке». Песня очень смешная и я просто не мог предположить себе, насколько она правдива. Первая инстанция - Партком нашего НИИ. Куча изнывающих от безделья мужиков должна проверить мою «политическую сущность». Пройти первую инстанцию, ох, как непросто!

Во-первых, надо было знать политические события того времени, да еще трактовать их в правильном ключе, а во-вторых, нельзя было проявить себя слишком умным (такие всегда считались неблагонадежными). На первый вопрос о политическом положении в Зимбабве я ответил просто блестяще. Мол, в Зимбабве живут негры, все это находится в Африке, а неграм мешают жить происки империализма. Собственно поэтому у них и драчка. Но на второй вопрос касательно выполнения решений предыдущего съезда КПСС я ничего внятного промычать не смог, чем позволил экзаменаторам блеснуть своей эрудицией. В итоге все оказались довольны, и я получил направление в райком КПСС.

Вообще говоря, такая подготовка к поездке за рубеж обычно растягивалась на один, два месяца, но меня прокатали по всем инстанциям за три дня. Видимо мои экзаменаторы получили такую установку. В райкоме на комиссию скопилась приличная куча народу. Судя по разговорам, это был симфонический оркестр. По какому-то стечению обстоятельств меня пустили без очереди. Так что я не сумел даже прочитать газету Правду, которую принес собой. У меня в голове засело, что в Англии бастуют «джокеры». Конечно, я чувствовал, что слово звучит как-то неправильно, но свериться с газетой было не с руки.

Разговор в райкоме, к моему удивлению, пошел не так, как я планировал. Какой-то седой дядька без всякого партийного идиотизма спросил меня, зачем я еду в Болгарию и что конкретно я буду там делать? Я расслабился и ответил, что еду запускать комбинат, а конкретно буду внедрять наше дерьмовое электрооборудование и доводить его до кондиции. Вместо ответа на второй вопрос: «Умею ли я это делать?» - я стал перечислять объекты и города, где уже успел поработать. Больше комиссия ко мне не имела вопросов. Я понимаю, что члены комиссии с нетерпением ждали нервных, интеллигентных музыкантов и берегли силы, чтобы оттянуться по полной программе.

Следующий этап – это отдел кадров Министерства Электропромышленности СССР. Какой-то сморщенный мужичок обнюхал все мои бумаги, включая медицинские справки, положил все это в большой конверт и отправил меня в ГКЭС (Госкомитет по экономическим связям).

В ГКЭС я попал к молодому человеку моего возраста. По манере поведения, лексике и одежде я тотчас признал в нем лейтенантика КГБ. Сам лейтенантик был невзрачен собой, но разговоры разговаривал весьма интересные. От него я узнал, что Болгария наводнена шпионами всех европейских государств, что они не брезгуют провокациями, для того, чтобы выведать секреты у советских специалистов и что они доходят даже до того, что подкладывают нестойким специалистам в постель красавиц. Безусловно, он очень меня заинтересовал. Я стал прикидывать в уме так и сяк, что бы я мог рассказать красавице в постели, и ничего путного мне в голову не пришло.

Лейтенантик, правда, сказал мне, чтобы я вообще не заморачивался половыми проблемами, потому, что интим не разрешен вовсе на весь срок командировки, разве что приедет жена. Так что контакты со спецслужбами загнивающих стран потеряли для меня всякое очарование. Еще он интересно рассказывал про подарки. Мол, подарки можно принимать, но потом их надо сдавать в ГКЭС, а если подарки слишком ценные или слишком большие, то все равно их надо сдавать в посольство прямо там, в Болгарии.

Еще лейтенантик рассказывал про режим передвижения по стране, по улицам, по кабакам, по гостям. Если все это сложить, то правильное поведение – это когда ты пишешь раппорт по каждому контакту с иностранцем. Сказал: «Здравствуй», - пиши раппорт. В общем, я решил, что у этого парня что-то с головой, но, как вежливый человек, не подал никакого вида. Когда я принял это решение, то все встало на свои места. На весь поток чуши, которым меня обливал лейтенантик, я кивал головой и с серьезным видом заглядывал ему в глаза. Лейтенантик подобрел, а взамен отобранных документов дал мне новый паспорт (красного цвета) и билет на поезд до Софии.

В детективах всегда все неприятности происходят в поездах. И правильно. Человек сидит в купе и никуда оттуда не может деться. При этом человек везет с собой все имущество и ценности, которые можно слямзить или умыкнуть. Скажу честно. Меня никто не грабил, не подкладывал красавиц, хотя я с нетерпением ждал этого момента, и вообще меня никто не замечал. Так я и добрался до главного города Болгарии. Мой Вам совет: «Когда соберетесь в загранкомандировку, обязательно выведайте парочку завалященьких государственных секретов и Ваша скучная дорога будет скрашена постоянным присутствием красавицы–шпионки».

Мое хождение по инстанциям дало мне новый жизненный опыт. Я понял, что при всей громоздкости машины тотального контроля трудящихся, она управляется людьми, которым, по большому счету наплевать на результат своей работы. Поэтому не нужно ни с кем спорить, нужно всегда соответствовать текущему моменту, нужно говорить правильные слова и машина тебя не тронет. То, что мы думаем или делаем, машину не заботит. И главное: «Не важно, знаете ли Вы государственные секреты, а важно, чтобы другие думали, что Вы их знаете».




Предыдущий рассказ
Комсомольский клуб/Болгария

Следующий рассказ
Советские специалисты/Болгария


Скачать Теодорычевы байки






























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru