Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Болгарин Слави

Vulgus Vulp Stupere,
Ergo stupeat.
Толпа хочет быть ошеломленной,
Так пусть же будет ошеломлена.

Болгарин Слави

Болгарин Слави Дичев Дичев - второй слева. Дальше третий - я.

Слави Дичев Дичев – это мой болгарский приятель и милейший человек. Слави по болгарским понятиям был инженер высшей категории и руководил наладкой тиристорного электропривода на КЦХ в г. Мизия, а я был представителем разработчика. Таким образом, мы со Слави были, как бы, в одном ранге и наладочная бригада слушалась нас обоих.

Языковый барьер мне совершенно не мешал, так как Слави прекрасно говорил на литературном русском языке. Иногда он специально на публику хвастался своим эксклюзивным знанием русского языка, применяя обороты, которые совершенно не возможны в болгарском языке. Например:
- Артурэ! Как си?
- Добре сым.
- А как по-жи-ва-ешь?
- Пак добре!

Слово «поживаешь» Слави произносил нарастяжку, посматривая при этом на окружающую публику. Эффект был неизменно ошеломляющим. Чтобы добить толпу он произносил фразу, где использовалось слово «полтора», которое не имеет аналогов в болгарском языке. Когда уже вся толпа смотрела на него, как на лингвистического гения, Слави доставал из кармана 15 копеек, которые он для непонятной цели выпросил у меня, и молча демонстрировал окружающим. Затем толпа изящно выводилась из ступора, когда он объяснял, что это ровно в десять раз больше, чем полтора. Я видел напряженную работу мысли на лицах наших слушателей и, когда Слави обещал им в следующий раз продемонстрировать советскую монету достоинством в 7,5 копеек, то все верили ему, как Иисусу Христу. Мои заявления, что таких монет не бывает в природе, разбивались о твердую убежденность слушателей, что «у Слави такая монета точно есть, и это – раритет».

Время от времени мы со Слави затевали споры теоретического характера. Откровенно говоря, поездив по объектам Советского Союза, я точно знал ответы на все возникающие у Слави вопросы, и спорить с ним было просто неспортивно. Однако мой друг был довольно темпераментным человеком и, в запальчивости, он вдруг протягивал руку и говорил: «Пари на една касса бира та!» (Спорим на один ящик пива). Когда он проиграл первый ящик пива, то обставил свой проигрыш совершенно необычным аристократическим образом.

Слави отсчитал одному члену нашей бригады денег и приказал доставить ящик пива на тиристорную подстанцию. Сам он ненадолго исчез и вернулся с необычной колбасой, которая называлась «Луканка». Формой эта колбаса представляла собой сильно сплюснутый эллиптический цилиндр, а внутри было вяленное мясо проложенное, перцем, чубрицей и еще чем-то пахучим.

Как только колбаса была принесена, у меня стала выделяться слюна. Совсем, как у собаки Павлова. На мой вопрос: «Где продают такую колбасу?»- он ответил, что продают ее везде, но нужно правильно ее попросить. В довершение он продемонстрировал мне диалог запроса той самой колбасы. Приходишь в магазин и говоришь:
- У?
- А?
- О! (показываешь руками размер колбасы)
- У! (мол, колбаса есть.)
- Э? (мол, сколько она стоит?)

После этого все происходит как обычно. Ты даешь деньги, а тебе дают колбасу, завернутую в бумагу, чтобы другие не возбуждались. Прочие покупатели согласно нормам приличий на этот одуряющий запах не реагируют и, считается, что ты купил самую обычную колбасу.

Забегая вперед, надо заметить, что мне ни разу не удалось купить эту колбасу. Видимо, мой музыкальный слух недостаточно изощрен для воспроизведения всей гаммы интонаций диалога для покупки колбасы. И, как следствие, меня просто не понимали.

Наша бригада ждала продолжения, и я выразил желания всех присутствующих, когда предложил тут же нарезать эту колбасу и сожрать. Кстати, гонец за пивом благополучно доставил ящик пива, удачно избежав встречи с охраной комбината. Слави слегка сморщился от моей бестактности и жестом приказал членам бригады организовать стол. Электрики из ящиков быстро соорудили стол и поставили на него ящик пива, а другие ящики моментом приспособили под сидения. Заветную колбасу положили на газетку.

В этот момент явился Слави с огнетушителем СО2 . Такие огнетушители обычно используются для тушения электрического пожара. Затем он, неожиданно для меня, направил струю из огнетушителя на ящик пива. Жидкий углекислый газ, расширяясь при выходе из трубы огнетушителя, превратил воду из воздуха над ящиком в снежные хлопья. Все бутылки в течение десяти секунд покрылись пятисантиметровой шубой снега (это в июле месяце), а Слави спокойно принялся резать колбасу тоненькими кусочками. Все было просто великолепно. Я всегда был уверен, что электрики нигде не пропадут, но светскость этого Раута поразила даже меня.

В дальнейшем я еще несколько раз выигрывал ящик пива и всегда Слави поражал нас своими выдумками. Когда же, наконец, мне пришел в голову вопрос, что будет, когда мы используем все огнетушители на вверенном нам объекте, то Слави был просто поражен моей некомпетентностью: «Видишь ли, огнетушители имеют срок годности один год, а для нашего объекта, ввиду его особой опасности – всего полгода. Так что я каждый месяц отправляю их партиями на перезарядку».

Все гениальное – просто. После запуска привода бумагоделательной машины Слави уехал из нашего города, а спустя год приехал обратно на новый объект. Встретились мы с ним, как старые друзья. К тому времени я бегло говорил по-болгарски. Поэтому при встрече, я сразу перешел на болгарский язык и на русские фразы моего друга отвечал болгарскими. Слави терпел довольно долго, но, наконец, его прорвало.
- Ты не мог бы перейти на-русский?
- А почему? Разве тебе что-нибудь не понятно?
- Да нет. Все понятно, но, когда ты говоришь по-русски, я слышу речь интеллигентного человека, «а на былгарски приказвашь си като див ряпак». (По-болгарски ты говоришь, как дикий ряпак.) Ряпак – это деревенщина, такой мужик, который ест репу и у него изо рта пахнет, а он этого не замечает.

Стало быть, нет у меня лингвистического блеска, как у Слави, да и вообще светского блеска у меня нет: просто неоткуда взяться. Так что со своим другом я даже не пытался тягаться. Если бы наладка продлилась не год а, скажем, лет эдак десять, то я, конечно, что-нибудь от него перенял, но суровые будни наладки электропривода просто не оставляли такой возможности. И потом. Допустим, я стал бы таким же светским человеком, как Слави, что же прикажете поменять всех друзей, как несоответствующих? В конце концов, все осталось по-прежнему, и я этому рад.




Предыдущий рассказ
Бильярд/Болгария

Следующий рассказ
Методи Стоев/Болгария


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru