Главная     Контакты     Авторские права     Карта сайта     Скачать!!!

Содержание:
  1. Хулиган

  2. Лабух

  3. Студент

  4. Электрик

  5. Уроки физики

  6. Болгария

  7. Кристаллография

  8. Радиокомпонента

  9. Циклон

  10. Алматы

  11. Казахстан

  12. Московские
    истории

  13. Сказ о Циклоне

  14. Инвертор/сценарий

  15. Алексей


Алексей

Алексей Самоукин – мой друг и по совместительству: летчик, электрик, бизнесмен, сантехник, геолог, укротитель роботов и много чего еще. Всего так запросто и не перечислишь. Богатый жизненный опыт обычно сопровождается богатством тем для рассказов. Правда есть люди, которые эти рассказы рассказывают, а есть те, кто помалкивает и делает вид, что все на свете знает. Леша – из первых. Он прекрасный рассказчик, но на бумаге своих баек писать не хочет. Ведь всем известно, что писание нарушает некоторые внутренние функции писательского организма: вызывает изжогу, разлитие желчи и снижает секрецию поджелудочной железы. Все это, в свою очередь, ведет к несварению желудка. Зато у пишущего вырабатываются специальные писательские флюиды, привлекающие скучающих дам, а это очень хлопотно и частенько бывает писателям в тягость. Так что я добровольно взял на себя тягость бремени Лешиной славы и неудобства от разладки всего своего усталого организма.

Дубы

Ты чего это?
С дуба рухнул?
Возглас удивления.

Склад ликероводочной и винной продукции



Склад ликероводочной и винной продукции.

Многие думают, что прогресс человечества на планете Земля напрямую связан с достижениями науки. При этом сама наука рассматривается, как нечто самодостаточное и существующее независимо. Однако, общаясь с разными людьми на протяжении своей жизни, я понял, что именно человеческая любознательность и есть основной двигатель прогресса. Поясню это на следующем примере. Это, как капля воды, по которой мудрец, впервые увидев ее, может представить себе океан.

В 1977 году мой друг Алексей был курсантом Качинского летного училища. Училище это возникло в Крыму на речке Каче. Но затем мудрое руководство училища пришло к весьма практической мысли, что стартовать самолеты могут хоть из Качи, хоть из Волгограда, а в Волгограде житуха лучше. Эта мысль воплотилась в реальность, и в Волгограде появилось училище с именем крымской речки. В этом самом году Леша уже не был курсантом первогодком, а был вполне уважаемым дедом.

Поясняю для малограмотных штатских. Дед – это не звание, как скажем, генерал-майор, и не должность, как скажем, командир эскадрильи. Дед – это тонкий статус ограниченной дозволенности в системе армейских ограничений и табу. Поясню на примере.

На голове у Леши была фуражка, но не простая, а типа «a-la Hitler». Это означает, что в тулью фуражки вставлена половинка разломанной алюминиевой ложки, а упругий обруч из нее удален. Фуражка при этом выпячивает кокарду и прикрывает уши. Совсем, как у Гитлера. Летные крылышки в петлицах, которые должны смотреть параллельно земле у него были обвисшие (подогнутые), потому что устали. В брюки снизу были вшиты треугольнички, которые переводили эти брюки в разряд клешей. Ботинки были на каблуках вдвое более высоких, чем это положено в армии. И, самое главное. У Леши были длинные баки. Так что понять, что Леша - Дед можно было даже в бане. Все это в армии было нельзя, но для дедов можно.

Так вот Дед Леша ехал на поезде из госпиталя в г. Нальчике через Ставрополь в Волгоград. Может быть, не все знают, что военные ездят в поездах по специальным билетам, за которые не только не надо платить, но по такому билету можно еще и сходить на любой станции в пределах маршрута.

Понятно, что, имея в кармане такой билет, Леша решил сойти в Ставрополе и осмотреть этот знаменитый город. Леша все сделал, как было задумано, но несколько припозднился и очередной поезд на Волгоград ушел без него. Какой-нибудь нерешительный штатский предался бы унынию и стал бы плакать навзрыд, размазывая сопли по своей глупой морде. Но для курсантов летного военного училища это вовсе не проблема. Можно было, конечно, завалиться на вокзальную лавочку и поспать, поджидая поезд. Однако в такой ситуации проснешься ты, скорее всего, в Ставропольской комендатуре на губе (гауптической вахте).

Леша не стал экспериментировать и направился прямиком в первую попавшуюся военную часть (отдельный мотострелковый батальон). По нашему, по штатскому – пехота. Пехота всегда завидовала авиации и, поэтому, пехотный патруль всегда отлавливал летчиков в самоволке. А уж, когда дежурили летчики, то пехоте было лучше вообще не появляться на улицах. Вот такой странный межотраслевой антагонизм.

На КПП (контрольно пропускном пункте) Леша браво отрапортовал начальнику караула, что он де следует по маршруту Нальчик – Ставрополь – Волгоград и именно эта войсковая часть должна его приютить. Лешу определили на постой в казарму, где пехотинцы поначалу хотели, чисто профилактически, набить ему морду. Однако, увидев деда – летчика, деды пехотинцы решили, что это будет непедагогично и приветствовали его самым радушным способом (похлопывание по плечу и обещание разных благ).

Только казарма заснула, как к Леше подошел Дед пехотинец и потряс за плечо:
- Вставай авиация.
- Чо делать будем?
- На дубы пойдем.

Сказано это было в самой уважительной манере, поэтому Леша решил, что дело стоящее, хотя и не вполне понятное. Расспрашивать в такой ситуации неприлично и еще можно навсегда уронить свой авторитет. Буквально через минуту компания дедов двинулась в сторону забора части. Это был какой-то бег с препятствиями. Пехота лихо форсировала заборы, а Леша еле-еле за ними поспевал. Ведь всем известно, что пехота – царица полей. Было довольно темно, но старший сержант прошептал Леше на ухо: «Все. Пришли. Дубы».

Он хотел пояснить новичку, что это такое, но в этот момент раздались громкие выкрики и выстрел в воздух из дробовика. Пехота без видимого усилия рассосалась в темноте, а Леша остался стоять на месте ослепленный прожектором. Через некоторое время он услышал над своим ухом:
- Ну, и чего тебе надо, пехота?
- Я не пехота. Я - авиация.
- Странно. Сюда только пехота и ходит.
- Я пришел на «дубы».
- Ну и что такое «дубы»?
- Этого я не знаю, но, думаю, Вы мне расскажете.

Леша не впадал в панику (все-таки авиация) и вел себя вполне достойно. Кроме того, его сильно разбирала жажда научного знания. Что такое дубы?

Мужик с берданкой моментально изменил тон и сказал:
- Ты на самом деле хочешь это узнать?
- Конечно.
- Ну, тогда пойдем со мной. Буду тебя просвещать.

В одиноком строении, где стоял очень плотный запах, мужик снял с плеча берданку и начал свое изложение. Оказывается, Леша попал на склад ликероводочной и винной продукции. Продукция эта была затарена в большие дубовые бочки. Виноделы то выкачивали из бочек содержимое, то заливали его вновь. Обычный технологический процесс. Так вот, у пехоты была такая версия этой технологии, что после выкачивания коньяка и коньячного спирта в бочке обязательно останется один-два литра этого продукта, который можно тут же употребить в дело.

Типичное заблуждение дилетантов. Объясняю для непонятливых. Ну, осталось там два литра спирта, а охранник-то на что? Он эти литры отсасывает в разные сосуды и создает в бочках космическую пустоту. В этом месте своей непростой лекции охранник открыл дверь смежной комнаты, и Лешиному взору представилось удивительное зрелище. В комнате был стеллаж, а на его полках стояли обычные банные тазы типа окоренков. Все они содержали коньяки и дорогие вина. Запах в комнате был густоты мадеры.

Охранник оценивающе взглянул на Лешу, выдвинул полный окоренок из-под нижней полки и сказал: «Я думаю, нужно начать с шампанского». Теперь от чисто теоретических рассуждений Леша перешел к практическим экспериментам. Если Вы мысленно представили себе объемы и номенклатуру исследуемой продукции, то, конечно, понимаете, как было тяжело моему другу. С первыми лучами солнца Леша, включив автопилот (эта железка всегда ведет самолет, когда пилот пьян), добрался до пехотного батальона. Деды ждали его у самого забора.

Одного взгляда на Лешу было достаточно, что дубы сработали. Затем его целый день прятали в каких-то каптерках, а потом просветленно слушали его проникновенный рассказ о технологии работы дубов. Обогащенные новым знанием пехотинцы тут же разработали меновой принцип хождения на дубы, который действует по сию пору. Так, что научная мысль в этом конкретном месте сделала неслабый скачок. В этом Лешином рассказе я вижу много поучительного:
во-первых, умозрительные суждения, не подкрепленные экспериментом, не могут стать истинно научным знанием;
во-вторых, настоящий исследователь должен быть готов пожертвовать своей жизнью для получения настоящего знания (как Луи Пастер, например);
и, наконец, в-третьих нужна научная удача, которая всегда сопутствует летчикам.

Теперь Вам понятно, почему я считаю, что каждый серьезный ученый в душе немножко летчик.




Предыдущий рассказ
Преступление и наказание/Алексей

Следующий рассказ
День танкиста/Алексей


Скачать Теодорычевы байки





























Проверка сайта    
  © t-story.ru   Все права защищены.   teo-story@yandex.ru